!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Walk the Shadows

20.01.2017

Люциус приложил руку к сердцу.
— Ах, ты ранишь меня, Гарри. Я то думал, что нам было так хорошо вместе. Или ты просто просишь о еще одном прикосновении? Не думаю, что мой Лорд в достаточной мере насладился прекрасным звуком твоих криков.
Это зашло слишком далеко, решил Северус и схватил Гарри за руку. В то же самое мгновение мальчик прокричал:
— Ты, грязный кусок дерьма! — а потом: — Avada…
Прежде, чем он успел закончить проклятие, Северус аппарировал.
Ноги Гарри едва коснулись земли, когда он упал на четвереньки и его начало рвать. Наружу полезло шоколадное мороженное и тосты с мармеладом, которые он съел на завтрак, затем розовая жидкость и желчь, обжегшая его горло так, что из глаз выступили слезы. Он продолжал задыхаться и кашлять, пока в нем не осталось и намека на спокойствие. А затем его схватили за руки и снова поставили на ноги. Но кто бы это ни был, он вскоре отпустил его и довольно резко толкнул вперед по направлению к большой белой двери с латунным дверным молоточком в середине.
— Ну же, Поттер, — послышался спокойный голос, до ужаса напоминающий голос Ремуса. Но этого не могло быть, потому что Ремус был зол на него и его здесь не было, и кроме того… где бы это здесь не находилось. Они стояли на кирпичном крыльце, по углам которого располагались четыре толстые, белые, увитые плющом колонны, поддерживающие крышу. Широкие каменные ступени спускались к дорожке из гравия. Какого черта? У Гарри кружилась голова, и он не мог сориентироваться, он гадал еще несколько секунд…
Пока не вспомнил.
Утерев рукавом глаза и рот, Гарри, чуть покачиваясь, сделал еще один шаг к двери. Ремус-Снейп направил свою палочку на дверь и резким жестом указал ему подойти ближе, что он и сделал. Бросив быстрый взгляд через плечо, Рем… Снейп ткнул своей палочкой в дверной молоточек и что-то едва слышно пробормотал. Замок щелкнул, и Снейп толкнул дверь, а затем практически втащил за собой Гарри внутрь.
Они оказались в холодной темной комнате с высоким потолком и шестиугольными окнами, верх которых был отделан кусочками цветного стекла. Солнечный свет, проходя через них, окрашивался в оттенки зеленого, желтого, голубого и красного. Прихожая была обшита каким-то темным, красноватым деревом, от которого исходил слабый запах кедра.
Позади них с хлопком закрылась дверь, и Снейп-Ремус еще несколько раз взмахнул палочкой. Пространство вокруг них осветилось желтой дымкой, которая постепенно рассеивалась, в то время как Снейп, порывисто вздохнув, опустил руку.
А затем он поднял голову и сердито посмотрел на Гарри. Шагнув к нему, Ремус-Снейп прорычал:
— Глупый ребенок! Какого лешего ты там вытворял?
Гарри отшатнулся, подняв руку с зажатой в ней палочкой, чтобы защититься, если что.
— Я… я не думал…
— Вот именно! Ты совершенно не думал! Смертельное Проклятье? Ты окончательно рехнулся?
Гарри ощетинился.
— Он заслуживает смерти!
— Ну, конечно, заслуживает. Идиот, не в этом дело! Как ты думаешь, что бы случилось, если бы ты закончил это маленькое заклинание, а? Разве Министерство сняло бы с тебя вину только потому, что Малфой заслужил смерти? Возможно, тогда бы Волшебному миру сообщили, что проклятый Гарри Поттер способен наложить Непростительное перед десятком свидетелей, и все, черт подери, было бы нормально, потому что, по словам того же Мистера Поттера, мертвец был исключительно отвратительным человеком?
— Нет, я…
— Я не хочу этого слышать. Просто… — Ремус-Снейп поднял руку к лицу и потер переносицу, слегка покачав головой, словно у него болела шея. Этот жест был настолько снейповским, что Гарри вздрогнул, услышав голос Ремуса: — Просто замри на месте хотя бы на секунду. Никуда не уходи. Я на пару минут… — и с этим он ушел прочь через дверной проем в противоположной стене, оставив Гарри одного.
Снова.
И тогда его начало трясти.
В подвале родового поместья Принцев Северус прислонился к двери своей лаборатории и зажмурился, пытаясь справиться с собой прежде, чем снова вернуться к Гарри. В тот момент, когда он решал, куда аппарировать, он, вместо того, чтобы отправится напрямую в Хогвартс, сосредоточился на этом месте, где уже несколько лет никто не бывал. В Хогвартсе им бы пришлось еще пройти через ворота, и если бы Люциус Малфой последовал за ними… Что ж. Было гораздо быстрее пройти через переднюю дверь дома, а затем укрепить чары, чем бежать наперегонки до замка с обезумевшим и жаждущим чужой смерти подростком на руках.
Черт, черт, черт, черт, ЧЕРТ!
Раз за разом повторяя это, Северус бился затылком о твердую дубовую дверь, будто это могло помочь ему избавиться от лишних эмоций, бушующих в его голове. Голове Ремуса. А, неважно.
Но все было тщетно.
Разве что у него разболелась голова.
И, похоже, он заработал сотрясение
Глупый, глупый, глупый ребенок! Из всех опрометчивых, дурацких, саморазрушительных, нелепых способов он выбрал быть пойманным на чем-то нелегальном и неэтичном! Не говоря уже о том, что он отравил бы себе всю жизнь, если бы ему действительно удалось осуществить свои намерения и исполнить проклятье. Северус знал, что Гарри не убийца. Он провел достаточно времени с мальчиком, чтобы понять это. Ради Мерлина, мальчик едва ли верил, что он заслуживает большего, чем то, что доставалось ему от тех магглов, что испоганили все его детство. Большую часть времени Северус был абсолютно уверен, что Гарри считает, что он заслужил каждую секунду тех страданий, через которые они заставили его пройти.
Как бы он стал жить дальше, если бы лишил кого-то жизни, пусть даже и Малфоя…
Разум Северуса сразу же ухватился за мысль о пророчестве, которым Дамблдор нашел подходящим поделиться с Гарри в ту ночь, когда последний член его настоящей семьи умер. И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой…
Проклятье.
Неужели именно эта строка пророчества на самом деле беспокоила Гарри? То, что он либо убьет, либо будет убитым, и что Гарри знал, что он не будет тем, что сможет убить?
Внезапно он понял, почему Гарри был так неуверен во время их разговоров о жизни после школы, или после смерти Волдеморта, или даже после конца следующего семестра, словно мальчик знал, что его дни сочтены. И лишь осознав это, Северус смог до конца понять отчаянное желание Гарри наложить Непростительное на Малфоя. Как бы глупо это ни звучало, мальчик пытался доказать самому себе, что он способен на это. По мнению Гарри, понял Северус, пока он не умеет убивать, он не более чем ходячий труп.
Да чтоб это все…
Секундой позже действие оборотного зелья внезапно закончилось, с силой ударив по Снейпу. Ему пришлось опереться о стену, чтобы не упасть, в то время как к нему возвращался его истинный облик. Руки сузились, а пальца удлинились, нос резко вырос, а волосы потемнели, и он, наконец, стал собой. А вот головная боль никуда не делась.
Ах, черт. Северус призвал болеутоляющее зелье из своих запасов и выпил его, чтобы загнать боль подальше прежде, чем отправится обратно наверх. Как он мог быть настолько слепым?
Казалось, прошла вечность. Ошеломленный и задыхающийся Гарри сидел на холодном, мраморном полу прихожей, уставившись на свои руки. В них он держал палочку: тис, одиннадцать дюймов, с обломком клыка василиска внутри. Тис, как и у Него. Он посмотрел на свои руки: маленькие, узкие, ловкие — ими хорошо было ловить снитчи. А затем перевел взгляд на палочку, которой он пытался убить, палочку, которую он держал этими руками.
У Гарри поплыло перед глазами. Внутри что-то оборвалось, и мир словно сузился до…
…стекла цвета крови, проходя через которое, свет оставлял на темном полу яркие полосы…
…а теперь тьма окружала его, и мальчик чувствовал над ухом горячие дыхание Малфоя, чьи руки схватили его за бедра так сильно, что наверняка останутся синяки…
…он направил тисовую палочку на мужчину, приготовившись нанести смертельный удар…
…запах пота, крови, спермы и обжигающе сладкого одеколона наполнил его нос и рот, из-за чего его рвало снова и снова…
…яд растекался по венам, от чего внутри всё горело, и он был беспомощен: ему пришлось позволить им вытворять с собой это, впустить их в себя…
…Беллатрис и Волдеморт все смеялись и смеялись над ним…
— Поттер! — крикнул кто-то, схватив его за плечи и сильно встряхнув.
Мир снова приобрел привычные очертания, и перед его глазами предстало лицо Снейпа. Тот не отпустил его, но сказал:
— Дыши, Гарри. Медленнее. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Хорошо. Продолжай, вдох-выдох…
Гарри вцепился в руки Снейпа и покачал головой, его трясло так сильно, что он едва ли мог чувствовать свои пальцы, едва сдерживался от слез. Он должен был сказать, должен был дать ему знать. Мир был обречен, и это было его виной.
— Что такое, Гарри? — спросил Снейп. Его голос, такой спокойный и наполненный пониманием, положил всему конец. Это была его погибель.
Гарри захватили разрывающие, сдавившие грудь, страшные рыдания, и он вцепился в мантию Снейпа, отказываясь отпускать ее.
— Я не могу это сделать, профессор. Я пытался и не смог, мне жаль. Мне очень, очень жаль…
— Я знаю, — сказал Снейп и прижал его к груди, обхватив руками и продолжая тихо шептать бессмысленные, ничего незначащие слова. Не для него, они никогда не будет ничего для него значить.
Потому что он не знает, пока еще нет. И Гарри должен рассказать ему.
— Вы должны знать, профессор. Пожалуйста, вы должны рассказать им. Я не могу убить его. Не могу, простите. Пожалуйста, скажите им, что мне жаль. Вы ведь сделаете это, правда? Дамблдор должен знать.
— Тише, Гарри. Все в порядке. Я знаю.
Мантия Снейпа промокла от нескончаемого потока гарриных слез, но он не мог остановиться, он знал, что будет плакать, пока внутри не останется ни единой слезы, и тогда все закончится.
— Я знаю, — снова сказал Снейп. — Но клянусь, я не позволю тебе столкнуться с этим в одиночку.
Гарри покачал головой, прячась в темноте влажной, шерстяной мантии. Снейп был не прав, очень, очень не прав. Мальчик прошептал:
— Я всегда один. Я всегда сталкиваюсь с ним в одиночку.
Он едва ли заметил, что руки сжали его сильнее. Ему было важно лишь то, что кто-то, наконец-то, знал.
TBC…
_____________________________
Просим прощения за столь долгую задержку. Кажется, в учебных заведениях иногда забывают, что нам нужно свободное время. =(
18 августа

Снейп дал мне немного бумаги, чтобы я мог писать. Я не позволю ему лишить меня полетов просто потому, что здесь нет моего дневника. Мне стоило взять его с собой, когда мы отправлялись на Косую Аллею. Стоило вообще никуда не ходить или согласиться вернуться назад, в Хогвартс, сразу после того, как я получил мою палочку, тогда бы мы не…….

…Ок, я вернулся. Это было… эм… неловко. Снейп сказал мне, что если эти чернила размажутся, то, хотя бы ради потомков, я должен не забыть упомянуть, что это была не его вина, потому что это не он тут слезы проливает. Я знаю, что он просто пытался меня рассмешить. Последние несколько дней были… нелегкими. Вчера утром, после того, как я закончил пускать сопли на мантию Ремуса и Снейп переоделся в свою собственную одежду, он сказал мне, что мы можем остаться здесь до конца выходных. Полагаю, он дал знать Дамблдору, где мы, но сказал, мы оба можем воспользоваться сменой обстановки. Думаю, он прав. Я был… очень расстроен вчера… и сегодня. Прошлой ночью мои кошмары были… ужасны.

Снейп сказал, что это нормально, что я расстроен, что у меня есть на то весомая причина. Хотя смысл его речи можно было свести к: «Любой дурак может понять, что из-за всего, что на тебя свалилось в последнее время, твоя реакция на ту ситуацию, в которую мы попали, обязана была быть излишне эмоциональной, бла-бла-бла».

Думаю, в тот момент он говорил серьезно. Хотя я и не уверен. Он мог и шутить. Порой об этом сложно судить. Отчасти я задаюсь вопросом, понял ли он, что я понял значение его слов, и не пытается ли он запутать меня, чтобы я никогда не смог одолеть его… С другой же стороны, я пытаюсь понять, не выдаю ли я желаемое за действительное, убеждая себя, что он не говорит со мной напрямую.

Но он же был серьезен, когда рассказал мне, что завтра Министерство пошлет кого-то из отдела Опеки, чтобы поговорить с нами. Я не хочу ни с кем разговаривать. Мне нравится здешняя тишина, нравится это старое поместье и сад, наполненный сиренью, цветами и жужжанием насекомых. Мне совсем не хочется возвращаться в Хогвартс. Но, как говорит Снейп, у нас просто нет выбора. Ну, по крайней мере, у него точно, ведь приближается начало семестра. Хотя если я не буду готов к этому, то, по его же словам, я смогу остаться с ним в его комнатах, и до тех пор, пока я не буду в состоянии вернуться к нормальным занятиям, мы сможем работать над материалом своими силами.

Я просто еще не знаю, буду ли я готов.
В понедельник утром Гарри проснулся в поместье Принцев, в спальне, которую ему выделил Снейп. Прежде чем подняться, он некоторое время разглядывал потолок. Комната была выдержана в светло-голубых и кремовых тонах, а теплый ветерок, проникающий в ней через ближайшее к кровати окно, слегка шуршал шторами, успокаивая его. Интересно, будет ли он жить в этой комнате, если они еще когда-нибудь приедут в этом дом на каникулы, когда… если Гарри станет подопечным Снейпа. Эта комната нравилась ему даже больше той, в которой он жил в школе, потому что… ну, потому что та была в подземельях.
Наконец, когда дальше уже просто нельзя было тянуть, он поднялся и отправился принимать душ и переодеваться в новую одежду. Хотя ему и не хотелось этого признавать, он был рад, что Снейп настоял на покупке всех этих вещей, потому что Гарри не был уверен в том, захочет ли он возвращаться на Косую Аллею в ближайшее время. Да и вообще делать это, пока Люциус Малфой жив. На Гарри накатила тошнота, и ему пришлось несколько раз сглотнуть, пока его желудок слегка не успокоился.
Он надел пару добротных брюк и рубашку, а так же новую обувь, чтобы выглядеть прилично перед людьми из отдела опеки. Служащие Министерства собирались встретиться с ними в Хогвартсе сразу после обеда, но им нужно было прибыть туда несколько раньше, чтобы убедиться, что в их апартаментах чисто и подготовить все необходимое к прибытию гостей.
Гарри было интересно, заставляло ли предстоящее интервью Снейпа нервничать так же, как и его самого.
Сорок пять минут спустя он встретился со Снейпом в маленькой, менее формальной столовой рядом с кухней, где они завтракали. Лишь вчера он понял, что в поместье был домашний эльф по имени Турнер, сморщенный, маленький ростом даже для эльфа, с огромными серо-голубыми глазами. Турнер редко говорил, возможно, потому, что он жил в этом доме один в течение многих лет. Или, возможно, потому, что ему просто не нравилось разговаривать с людьми.
Турнер накрыл на стол. Сегодня завтрак состоял из горячей каши, тостов, бекона, вареных яиц, чая и сока. Тем не менее, Снейп пил кофе, а Гарри, про себя радующийся тому, что в этот раз чай не означал «разговоров», выпил две чашки, не забыв добавить сахар. Северус изогнул бровь, следя за его действиями, но ничего не сказал.
После этого они, воспользовавшись камином в гостиной поместья Принцев, перенеслись обратно в кабинет Дамблдора. В этот раз директор был там.
Вылетев из каминной сети, Гарри снова чуть не упал, но был пойман Снейпом. Он уставился на свои ботинки, а затем перевел взгляд на стену, чтобы не смотреть старику в глаза.
Но, кажется, в этот раз Гарри не удастся так просто уйти отсюда. Спустя пару минут молчание прервал тихий голос Дамблдора:
— Рад тебя видеть, Гарри.
«Так ли это?», подумал Гарри. Или Дамблдор просто поддерживает формальную беседу? Снейп кашлянул, и Гарри понял, что ведет себя грубо. Он взглянул на директора, все еще не встречаясь с ним взглядом — подобно тому, как Дамблдор отказывался смотреть на него в прошлом году, хоть причина и была совершенно другой — и сказал:
— И я вас тоже, сэр.
— Надеюсь, мы вскоре увидим тебя на обеде в Большом Зале, — сказал Дамблдор.
Гарри пожал плечами.
— Возможно, я…
— Он сделает это, когда будет готов, — жестко сказал Снейп, и Гарри был рад его поддержке.
— Я понимаю, мой дорогой Северус, — Дамблдор замолчал на несколько долгих мгновений, и Гарри рискнул взглянуть ему в лицо, обнаружив, что директор, сузив глаза, уставился на него, словно через маггловский микроскоп. Он покраснел и отвернулся, почти услышав осуждение — в дружелюбном тоне, конечно, — за свои действия на прошедших выходных. — Возможно, мы тогда просто поговорим с глазу на глаз здесь, в моем кабинете, ну, скажем, этим вечером?
Снейп промолчал и, повернувшись к нему, тихо сказал:
— Гарри?
С трудом сглотнув, Гарри сумел кивнуть. Рано или поздно ему бы все равно пришлось это сделать. Он задавался вопросом, имело ли почти исполненное Непростительное такой же смысл, как и полноценное проклятье.
— Ладно.
— Хорошо, хорошо, — Дамблдор хлопнул в ладоши, словно был по-настоящему рад, и они покинули кабинет, направившись в подземелья.
Гарри хотел просто упасть на кровать и зарыться под одеяло на год или два, но Снейп, конечно, не позволит ему этого, напомнив об их правилах. На секунду Гарри захотелось сказать ему, чтобы он засунул эти правила куда подальше. Но миг прошел, и Гарри принялся расставлять книги, укладывать свою новую одежду в шкаф и слегка прибираться в комнате. Хогвартские эльфы делали большую часть уборки, но Снейп настаивал на том, чтобы Гарри и сам следил за чистотой в своей комнате.
Вскоре пришло время обеда, во время которого Гарри лишь вертел в руках сэндвич и гонял по тарелке овощи, так растянув этот процесс, что Снейп снова напомнил ему о правилах, касающихся еды. Гарри сердито на него посмотрел, но все же съел половину сэндвича и горсть горошка, после чего отодвинул от себя тарелку.
— Что вы собираетесь им сказать? — спросил Гарри, в то время как Снейп доедал свой обед.
— Правду. Предлагаю тебе сделать то же самое.
Правда. Смех то какой. Разве ему кто-нибудь поверит? Кто-нибудь кроме Снейпа?
Посуда только-только пропала — тут явно не обошлось без домашних эльфов — а в дверь уже постучали. Снейп встал и направился к ней, а у Гарри скрутило. Он встал из-за маленького столика, за которым они ели, и отошел к дивану, откуда он мог наблюдать за приходом министерских сотрудников. Он так не нервничал с тех пор, как столкнулся с Венгерской Хвосторогой…
И тут он просто не мог не рассмеяться. Было всего несколько человек, которых он боялся, и среди них определенно не было сотрудников Министерства.
Он все еще хихикал, когда Снейп пригласил войти и представил ему слегка унылую на вид женщину с седыми волосами и морщинистым лицом, одетую в темно-синюю мантию.
Бровь Снейпа снова взлетела вверх. Он дождался, пока Гарри перестанет смеяться, и сказал:
— Мадам Финеас, это Гарри Поттер. Гарри, это Мадам Финеас из министерского Отдела Опеки.
— Как поживаете, Мистер Поттер? — сказала женщина, протягивая ему руку.
— Нормально, спасибо, — сказал он и пожал ее руку, заметив, что, несмотря на возраст, у нее была неплохая хватка. — Но зовите меня Гарри, пожалуйста.
— Очень хорошо, — она не предложила называть себя по имени, но Гарри было, в общем-то, все равно.
— Могу я предложить вам чай? — спросил Снейп тоном, характерным для нормального, доброжелательного хозяина, а не для сурового Мастера Зелий и бывшего Пожирателя Смерти.
— Спасибо, Мистер Снейп, — сказала она, садясь на указанное мужчиной место.
— Профессор, — сказал ей Гарри.
— Простите?
— Профессор Снейп, а не Мистер.
— Понятно. Мои извинения, профессор.
— Все в порядке, — сказал Снейп, наградив Гарри странным взглядом, который тот вернул ему с лихвой. Затем, вместо того, чтобы готовить чай самостоятельно, Снейп позвал домашнего эльфа и закал его. Гарри немного расслабился, решив, что это чаепитие не будет означать обсуждение каких-либо неприятных тем.
Но час спустя он понял, как же сильно он ошибался.
В течение первого часа Мадам Финеас расспрашивала Гарри о Дурслях и о том, как они с ним обращались. Первые несколько ответов он сопровождал фразой «Но их больше нет здесь, так что какая разница?».
Но и Снейп, и Мадам Финеас заверили его, что это имеет значение для официальных документов и опекунства. Так что ему снова пришлось рассказать о чулане, недостатке еды, периодических побоях, Охоте на Гарри, кошачьей дверке и обо всем остальном. Все это время он смотрел на свои руки и впервые порадовался, что уже рассказывал об этом Снейпу и поэтому ему не нужно было беспокоится о том, что профессор подумает о нем и его неспособности защитить себя от глупых магглов.
Впервые Снейп не сказал и слова, что тоже помогло Гарри.
— Значит, ты был «освобожден» тремя сыновьями Уизли летом после твоего первого курса в Хогвартсе? — спросила Мадам Финеас. Она постоянно делала пометки в блокноте, а сейчас, кажется, просто просила о пояснении.
— Ага… я имею в виду, да, мадам. Они воспользовались фордом Англия их отца, чтобы сорвать решетки с окна, а затем мы улетели в Нору. Я оставался там до конца лета, — за исключением решеток это было его лучшее лето.
— Ммм-хм, — несколько минут она рылась в своей папке, а затем снова взглянула на Гарри, протягивая ему свиток пергамента. — У меня есть письмо от Артура и Молли Уизли, которое они отправили в наш отдел в том году, протестуя против твоего размещения у дяди и тети.
— Правда? — Гарри подался вперед, чтобы взглянуть на письмо, но Мадам Финеас положила его обратно в папку. Ему всегда было интересно, почему они никогда не обсуждали то лето с ним или с Дамблдором, словно им было все равно, что он был заперт, лишь бы оставался в безопасности.
Губы женщины дернулись.
— Правда. Однако здесь есть примечание от директора Хогвартса, гласящая, что по причинам безопасности тебе требовалось оставаться на Тисовой улице 4.
Гарри откинулся назад.
— О.
— Поэтому раньше мы никогда не связывались с вами, чтобы обсудить этот вопрос лично, — тихо сказала она, смотря ему в глаза. — Вы были в самом конце списка инспекции, в котором состоит большинство детей волшебников, которых растят магглы, неважно магглорожденнные они или усыновленные. Магглам нечасто позволяют иметь дело с детьми-волшебниками.
— И это вы мне говорите, — пробормотал Гарри.
Мадам Финеас криво улыбнулась.
— Нет, думаю, в этом нет необходимости, ведь так? Так или иначе, в вашем случае это допустили, что очень необычно, но тогда были проблемы… с Вы-Знаете-Кем… Что ж, — она пролистала еще несколько страниц в своей папке прежде, чем снова на него посмотреть. — Это лето было своего рода испытанием, ведь так?
Он повел плечом, снова пустив взгляд на свои руки.
— Магглы оставили тебя одного, как я вижу… — она что-то пометила, а затем ее голос напрягся. — У меня сообщения од директора о похищении… — начала она, уставившись на него в ожидании.
Гарри сжал губы и не ответил, просто снова пожав плечами. В конце концов, она продолжила:
— И несколько последних недель вы живете с профессором Снейпом.
Это вопрос был легче.
— Да, мадам.
— И как вам?
— Нормально.
— Гарри. Мне нужно немного больше деталей, — она взглянула на Снейпа и сказала: — Может, тебе будет удобнее, если мы погорим наедине?
Гарри посмотрел на Снейпа, чье лицо не выражало абсолютно ничего. Но затем мужчина слегка качнул головой, словно поощряя его принять решение самостоятельно. Он подумал о том, как будет пытаться описать их отношения со Снейпом в последние несколько недель в его присутствии, и ему пришлось вытереть внезапно вспотевшие ладони о брюки.
— Эээ, хорошо.
Не сказав ни слова, Снейп поднялся и ушел в свою личную лабораторию. Гарри смотрел ему вслед и не был уверен, что не задел чувств профессора… а затем он был вынужден подавить еще один не слишком рациональный порыв рассмеяться при этой мысли.
— Ну что ж, — сказала Мадам Финеас, — расскажи мне побольше о том, как вы общаетесь с профессором.
— Я… ну, он действительно хорош. Во всех отношениях. Даже когда я злюсь и ломаю его вещи.
— Ты часто «ломаешь его вещи»?
— Больше нет, — пожал плечами Гарри. — Сейчас я по большей части кричу. Не то чтобы я кричал все время, — добавил он быстро. — Но иногда… это действительно…
— У тебя сейчас трудный период, — сказала она тихо.
— Ага, — он покачал головой. — И профессор Снейп действительно мне помогает. Он заставляет меня говорить о разных вещах, дал мне дневник, у нас есть правила, которым я должен следовать, чтобы иметь возможность летать.
— Что заставило тебя согласиться с тем, чтобы он стал твоим опекуном?
— Ну, он сказал… — Гарри сглотнул и заставил себя посмотреть ей в глаза. Они были теплого, карего оттенка, почти как у Ремуса. — Он сказал, что будет защищать меня и… и…
— И? — подтолкнула она.
— И что я гожусь не только для того, чтобы убить В-Волдеморта, знаете? Что у меня есть право на жизнь, — он не рассказа ей о том, как он узнал, что не выживет в этой битве. Было достаточно и того, что об этом знал Снейп. — Я думаю… я думаю, он просто хочет, чтобы я был в безопасности, но еще и…счастлив, — и в тот момент он понял, что это правда, хотя Снейп и не говорил этого напрямую. — Больше никто не предлагал мне этого. Для него я не просто оружие. Или обуза.
— Понятно, — сказала она, сделав еще несколько пометок прежде, чем закрыть папку. — Сейчас я несколько минут поговорю с профессором, а затем оставлю вас. Думаю, мы примем решение на ваш счет к концу дня.
— Так быстро?
Она улыбнулась.
— Ну, твой случай немного особенный. Так же у меня есть рекомендации от директора Дамблдора, поддерживающие запрос профессора Снейпа.
— О, хорошо.
Мадам Финеас встала, и Гарри поднялся вместе с ней, а затем подошел к двери лаборатории и постучал. Она открылась так быстро, что Гарри понял, что на самом деле Снейп не работал над зельем, а просто дожидался момента, когда наступит его очередь.
— У Мадам Финеас есть к вам несколько вопросов, сэр, — сказал ему Гарри.
Снейп кивнул и прошел в гостиную.
— Вы хотите, чтобы я ушел? — спросил Гарри.
— Это не обязательно, — сказал Снейп и сел сразу же после Мадам Финеас.
Она открыла свою папку. Следующие несколько минут она просматривала информацию, которую Снейп включил в свое заявление, а затем задала те же вопросы, что и Гарри.
На счет того, как они уживаются вместе, Снейп сказал:
— У Гарри сейчас сложный период, и я сделал так, чтобы условия его проживания, соответствовали его текущим потребностям. Я не допущу никаких попыток причинить себе вред, не говоря уже о попытках изоляции, а так же любого другого, что может помешать его выздоровлению. Ему так же требуется полноценный сон и хорошее питание.
— Да, — сказала Мадам Финеас, — но как вам живется вместе?
Снейп бросил на Гарри такой долгий взгляд, что тот почувствовал себя пришпиленной букашкой, но он был честно заинтересован в ответе. Наконец, Снейп сказал:
— Наши взаимоотношения удовлетворительны.
Гарри подумал, что это, наверно, самый большой комплимент, который он когда-либо получал от Снейпа, и ухмыльнулся. А вот Мадам Финеас нахмурилась. Но затем уголок рта Снейпа дернулся, и выражение лица женщины смягчилось, и она улыбнулась почти что дамблдоровской улыбкой. Гарри понял, что все будет хорошо.
TBC . . .
ну все. у меня во вторник первый экз, так что права перевода следующей главы переходят к Совенку. так что ждите подарочек ближе к нг =)
19 августа

Через несколько минут я должен буду пойти на встречу с Дамблдором. Я очень, очень не хочу этого делать. Что я ему скажу? «O, здрасте, директор, миллион благодарностей за то, что снова отослали меня обратно к мерзким Дурслям, хотя я и бесчисленное количество раз умолял вас не делать этого и рассказывал вам, как же мне не нравится жить там. И за то, что приглядывали за мной, вашим маленьким Мальчиком Пророчества, чтобы убедиться, что я не усомнюсь и прибью Волдика ради вас. Не то чтобы меня это так уж огорчало…»

Ага. Это точно произведет эффект разорвавшейся бомбы.

Но, может, он просто хочет, чтобы я знал, что он не позволит мне угодить в Азкабан ради этого треклятого всеобщего блага, как он сделал это и со Снейпом… Хм. Интересно, мог бы я быть шпионом, а не убийцей? Могу поспорить, уровень смертности был бы таким же.
— Можно я пойду полетаю? — cпросил Гарри. — Я написал.
— Разве у тебя менее чем через десять минут не назначена встреча?
Гарри вздохнул.
— Возможно.
Снейп посмотрел на него, в его темных глазах невозможно было что-либо прочесть. А вот его слова… говорили сами за себя.
— Гарри. Я был там, когда ты согласился на это время. Если ты не хочешь встречаться с директором, тогда так и скажи ему.
— Что, правда?
— Нет. У тебя до этого была возможность отказаться. Теперь это будет просто грубо.
— Ну, ладно! Ладно! — он закусил губу. — Вы пойдете со мной?
— Думаю, что мне лучше остаться здесь. — И снова в течение минуты Снейп всматривался в него, прежде чем сказать: — Я верю в то, что в кабинете директора ты сможешь держать себя в руках.
Заупрямившись, Гарри про себя пытался решить: проигнорировать ли напоминание о своей последней выходке в том кабинете или пуститься во все тяжкие, вообще наплевав на самоконтроль. Но Снейп был прав, очередная вспышка гнева, какое бы удовлетворение она ни могла принести, никак не поможет ему во взаимоотношениях с директором. И все же….
— Верите?
— Да.
Гарри ответил ему слабой улыбкой.
— Спасибо.
Снейп отмахнулся и взглянул на часы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.