!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Walk the Shadows

20.01.2017

***

Ошеломленный Северус позволил мальчику сбежать. Позади него захлопнулась дверь, и этот звук вывел его из ступора. Он не мог ошибиться. Мальчик снова говорил на Парселтанге, а был только один человек с которым он мог говорить на нем. Он связался с Дамблдором через камин, а затем перенесся в кабинет директора и рассказал о том, что его тревожит.
Однако вместо того чтобы выказать какое-либо беспокойство, Альбус, казалось, был… поглощен решением многочисленных вопросов, требовавших его внимания: новым Министром Магии, ежедневными сражениями с Пожирателями Смерти и их союзниками в различных городах по всей территории островов.
— Он получил доступ к разуму мальчика! — почти прокричал Северус после десяти минут попыток убедить старика в страшности ситуации. — Поттеру всегда с трудом давалась защита разума, но в этот раз… он совсем не защищался. Я могу только догадываться, что Темный Лорд сказал ему, чтобы проникнуть в его разум, что он пообещал ему сделать.
— Тебе нужно найти способ прекратить это, Северус, — сказал Дамблдор, его лицо было серым и изможденным. — Иначе тебе придется переменить свое мнение и отослать Гарри в Мунго.
— Конечно, нет! Все равно это не поможет. Если вы, конечно, не хотите вырастить еще одного Темного Лорда…
Взгляд Дамблдора похолодел.
— Я не верю, что мы обсуждаем это.
Северус покачал головой.
— Вы абсолютно не имеете понятия! Я видел, на что способен мальчишка. Как много боли он может вынести, и сколько ее потребовалось, чтобы сломать его. Он довольно легко отбрасывает свои человеческие чувства, когда с ними слишком сложно справиться. И он практически впитывал каждое слово, которое Темный Лорд говорил ему, просто потому, что тот стал тем, кто добровольно спросил, что он чувствует и чего он хочет. Как часто вы делали это. Альбус? Когда это делал хоть кто-нибудь?
— Но Том отвернулся от него, в конце концов.
— Это неважно! — воскликнул Северус, заскрежетав зубами и буйно жестикулируя. — Сейчас у мальчика нет воспоминаний о том, что случилось, и он не разрешил мне проникнуть к нему в разум, чтобы я мог показать их. Перед нашим побегом он доверял мне достаточно, так что что-то или кто-то настраивает его против меня. А если прибавить к этому разговорами на Парселтанге, то выходит, что он позволил Темному Лорду войти, и его воспоминания о том «предательстве» пропали.
Альбус вздохнул.
— Как я уже сказал, все остается на твое усмотрение.
— Прекрасно! — крикнул Северус и направился обратно к камину, зачерпнув горсть летучего пороха. — Я просто думал, что вы должны знать.
Когда пламя поднялось вокруг него, он увидел, что директор спрятал лицо в ладонях.
Дверь в комнату мальчика была закрыта, а когда Северус попытался открыть ее, то понял, что она была заперта с помощью волшебства. Невозможно! У мальчика не было палочки. Волдеморт забрал ее сразу после того, как его поймали. И сейчас она, возможно, была уничтожена. Конечно, как он уже говорил себе, мало что было невозможным, когда дело касалось Гарри Поттера.
— Alohamora, — приказал он, но дверь осталось запертой. Зарычав от раздражения, а не от беспокойства, он наложил еще несколько чар на дверь и был удивлен, поняв, что то из них, которое сработало, являлось одним из самых сильных, что он знал.
Он переступил через порог и столкнулся с очень злым Гарри Поттером. Он стоял безоружный, но, подняв одну руку так, как будто держал палочку, а в его глазах был намек на красноту.
— Гарри, — начал он, но был сразу же прерван.
— Уходите отсюда, профессор. Я не позволю вам проникнуть в мой разум.
Северус усмехнулся своей лучшей усмешкой.
— Но ты позволил Темному Лорду получить доступ?
— Нет! Никому.
— Тогда с кем ты говорил на Парселтанге? Скажи мне с кем, если не Темным Лордом, тогда я уйду и оставлю тебя в покое.
— Это не так!
— Откуда ты знаешь?
— Знаю! Я просто… я не…
— Откуда. Ты. Знаешь?
— Я… — мальчик схватился за голову в районе шрама, снова прошипев что-то сквозь стиснутые зубы.
— Скажи мне, что происходит. Гарри! Не говори с ним! — Северус кинулся к мальчику, так как тот начал оседать на пол, и подхватил его. Он опустился с мальчиком на пол, держа худое, дрожащее тело, как если бы это могло помочь.
— Нет… — вырвался тихий шепот из уст мальчика. — Сказал… никакой боли… обещал… никогда больше…
— О, дитя, — вздохнул Северус. Он прижал мальчика теснее, надеясь хоть немного его успокоить. — Он солгал.
Одна из моих любимых глав…
— Нет… — вырвался тихий шепот из уст мальчика. — Сказал… никакой боли… обещал… никогда больше…

— О, дитя, — вздохнул Северус. Он прижал мальчика теснее, надеясь хоть немного его успокоить. — Он солгал.

***

В конце концов, Поттер снова заснул, но Северус не был уверен: хорошо это или нет. Он держал подростка большую часть дня, оставаясь с ним даже тогда, когда он перестал бороться, лягаться и размахивать кулаками, будто маленький тролль. Он вымотался за час. Северус попытался пробиться к нему сквозь недавно выставленный блок, но Поттер больше с ним не разговаривал.
К тому же, что еще больше сводило Северуса с ума, Поттер все еще шипел на Парселтанге в те моменты, когда едва слышно не напевал себе под нос глупый мотив, который Северус почти что узнал. Даже погрузившись в полузабытьё, мальчик все еще тихо продолжал шипеть и напевать, что весьма беспокоило Северуса. Что он говорил? И что отвечал ему Тёмный Лорд?
У Северуса было несколько идей на счет того, как узнать об этом наверняка, но ни одна из них не была ни приятной, ни легкой, и, по крайней мере, одна обещала печальный исход для него и Поттера. Но когда мальчик внезапно совсем перестал реагировать на голос Северуса, мужчина понял, что должен срочно что-то предпринять, или мальчик будет потерян для светлой стороны. И хотя нынешнюю ситуацию отягощало отсутствие у Поттера психической стабильности, Северус не мог позволить Темному Лорду ускользнуть после содеянного.
Но сначала ему самому нужно успокоиться. Голова трещала, а ничего из того, что он придумал, не могло исправить положение. И это не измениться, если он не сконцентрируется. Так что, оставив Поттера на кровати, он вернулся в главную комнату, налил себе немного Огденского виски и выпил его в два глотка. Горло приятно обожгло. Затем он призвал бутылочку Успокоительной настойки и опустошил ее. Переждав десять минут, он вернулся в комнату Поттера.
Лицо Пот… Гарри, бледное и истощенное, было покрыто потом и искажено болью, будто мальчик вел внутреннюю борьбу. Если это действительно так, то хорошо. Северус мог с этим работать. Губы мальчика безмолвно шевелились, но когда Северус приблизил руку ко рту Пот… Гарри, то почувствовал лишь его тихое дыхание. Но не шипение. Тоже хорошо.
Прежде всего, необходимо, чтобы чертов Темный Лорд убрался прочь. Северус предпочитал иметь зрительный контакт для подобного, но это было абсолютно не обязательно. Вместо этого он положил руку на лоб Гарри и пробормотал:
— Legilimens.

***

Солнечные лучи полностью освещали карусель, где разукрашенные кентавры скакали рядом со старомодными, зависшими в воздухе коврами и цветастыми драконами. Гарри сидел на узкой деревянной скамейке, наблюдая, как кружится карусель, а легкий ветерок доносил до него запах сладостей. Окружавший мальчика парк был чистым и просторным. Гарри никогда раньше не видел таких красных и желтых цветов, такой пестрой зелёной лужайки и такого ярко-голубого неба. Дети смеялись и что-то кричали друг другу, залезая на драконов и кентавров, а звук веселой, доносившейся с карусели мелодии поднял ему настроение. Молодой черноволосый человек с темными глазами, сидевший рядом с ним, закинув руку на спинку скамьи, казалось, тоже был заворожен этой картиной.
Гарри не мог вспомнить, как попал сюда, но здесь было так спокойно и умиротворяющее, что ему не хотелось слишком сильно задумываться над этим. Его спутник по большей части молчал, иногда вставляя замечания с причудливой полуулыбкой на лице: «Какая прелестная погода» или «Какой прекрасный вид» — которые заставили Гарри согласно кивать.
Но все-таки Гарри знал, что что-то не так. День был слишком идеальным, а дети слишком невинными, чтобы быть настоящими. В тот момент, когда он подумал об этом, облака заволокли солнце, и Гарри вздрогнул. Всё погрузилось во мрак. Умирающее эхо детского смеха задержалось на мгновение и замолкло. Дети исчезли.
Он повернулся к молодому человеку рядом с ним, чтобы указать на это, а тот уставился на него, за его черными зрачками почти не было видно белков.
— Только ты можешь вернуть их назад, Гарри Поттер, — сказал он.
— Как? — Он не мог отвести взгляд от странных глаз. Он не хотел этого.
— Солнце. Если ты разгонишь облака, дети вернутся. Они невинны, Гарри. Такие счастливые и беззаботные. Ничто не может причинить им вред, пока они здесь, помнишь? — Молодой человек улыбнулся. — Ты хочешь вернуть их?
— Конечно, — сказал Гарри и сосредоточился на облаке, и оно уплыло, открыв солнце и вернув смех и детей. Счастье. Тени покинули его разум.
Молодой человек откинулся на спинку скамейки, слегка прикрыв глаза, и любовался пейзажем. Гарри снова расслабился. Как близко, — подумал он. Я должен избавиться от сомнений и страха. Только так я могу сохранить это.

***

Северус очутился на поляне среди желтых и красных цветов. Ветер донес до него звуки веселой музыки, и он обернулся. Музыка была знакомой… Ох. Та мелодия, что Гарри напевал. И действительно, на скамейке перед каруселью сидел Мальчишка-Котрый-Выжил, а рядом с ним молодой человек… чья внешность заставила Северуса вздрогнуть. Они оба выглядели расслабленно, наблюдая за движущейся платформой и пестрыми фигурами.
Северус направился к скамейке, быстро сокращая расстояние длинными шагами. Когда он приблизился к паре, то еще раз взглянул на карусель. На месте, где он раньше видел смеющихся детей на единорогах, драконах и метлах, были Инфери. Их мертвая плоть свисала кусками. Когда он подошел ближе, их пустые глазницы обратились к нему, обвиняя в неизвестных ему преступлениях.
В тот же время, что он увидел истинный облик «детей», цветы, среди которых он шел, обратились сухостоем, высушенным палящим солнцем. Деревья, голые и почерневшие от гнили, тоже обнажили свой лик. Ветер не шевелил их ветви, а земля превратилась в выжженный песок.
Но он был уверен, что Гарри не видел ничего этого. С его губ не сходила улыбка, а глаза были странно пусты и неподвижны. Он, как и молодой человек рядом с ним, был одет в школьную мантию, на которой отсутствовала эмблема факультета.
— Поттер, — позвал он.
Ответа не последовало. Ох, только не снова.
— Поттер, — уже крикнул он, — Гарри!
Мальчик обернулся. Его глаза расширились.
— Профессор?
Молодой человек — юная версия Темного Лорда — положил руку на плечо Поттера… Гарри. Мальчик дернулся, но не стал вырваться.
— По… Гарри. Иди сюда. Отойди от этого человека.
Глаза молодого Темного Лорда вспыхнули красным и снова потемнели, он прошипел что-то непонятное. Выражение лица Гарри ожесточилось.
— Я не знаю, что он тебе сказал, — сказал Северус быстро, — но он не желает тебе добра. Он лжет. Я говорил тебе об этом. Всё это ложь.
Гарри покачал головой. Солнце сверкнуло в его волосах, создав странное золотое кольцо над его головой. Ярко-зелёные глаза сузились, с подозрением глядя на него.
— Оглянись вокруг! — Северус сделал ещё один шаг вперед. — Здесь нет счастливых детей. Это не пасторальный воскресный день. Ты не можешь просто так скрыть истину за приятной ложью и надеяться, что все пройдет. Это не сработает. У жизни другие правила.
— Я не знаю, о чем вы говорите, — сказал Гарри. — Вы не можете видеть то, что вижу я. Вы не знаете…
— Я вижу правду, Поттер, — ещё один шаг. — И я кое-что знаю о жизни. Даже то, что хотят скрыть. Но это не ты, Гарри. Ты Гриффиндорец, — он знал, что последняя фраза, взывающая к приверженности мальчика к его дому, была для него соломинкой. Но если это был единственный способ воззвать к его мужеству…
Гарри пробормотал что-то непонятное и похожее на «Шляпа хотела в Слизерин», но Северус не обратил на это внимание, тем более что Темный Лорд, принявший вид харизматичного, красивого и требовательного Тома Риддла, протянул Гарри руку, снова что-то прошипев, и Гарри ответил ему в той же манере.
Северус сделал еще один шаг к ним. Сейчас он был достаточно близко, чтобы схватить Гарри, если это потребуется, но продолжал держать руки при себе.
— Оглянись, Пот… Гарри, — попросил Северус. — Посмотри на истину вокруг.
Мальчик не предпринял ни единой попытки выполнить его просьбу. Вместо этого он снова прильнул к Риддлу, словно прося поддержку.
— ПОСМОТРИ!
Но Поттер по-прежнему ничего не предпринимал, а Риддл усмехнулся Северусу. Он ближе наклонился к Гарри и что-то шепнул на ухо мальчику. Тень скользнула по его лицу, но он продолжал смотреть на Северуса. Внезапное предчувствие заставило сердце Северуса пропустить удар, но он устоял. Потом Риддл обвил руками спину Поттера и прижался к телу мальчика, пытаясь показать Северусу, насколько сильно он контролирует Гарри.
Но он зашел слишком далеко.
Облака закрыли солнце, темные и сердитые, как и выражением ужаса на лице Поттера.

***

Гарри вскочил на ноги.
— Не прикасайся ко мне, — прошипел он молодому человеку, который вдруг показался до отвращения знакомым.
— Раньше ты не возражал, — ответил тот. Его голос, низкий и сладострастный, проникал в самое сердце.
Гарри сглотнул.
— Я… — растерявшись, Гарри отступил от него. — Ты… Я не помню того, что было раньше.
— Всё порядке. Я помогу тебе, — молодой человек обезоруживающе улыбнулся. — Подойди и сядь со мной снова, и мы будем наблюдать, как играют дети.
Небо совсем потемнело и затянулось тучами. Гарри не мог вспомнить. Ему не нравилось, что он не помнит. И хотя раньше человек на скамейке казался славным, он заставлял кожу Гарри чесаться. А потом был ещё Снейп…
— Профессор? — сказал он все еще неуверенно, надеясь на какую-нибудь помощь.
— Оглянись назад, Гарри. Пожалуйста.
Эта просьба, в конце концов, всё изменила. Гарри никогда не слышал таких интонаций у Снейпа, ни разу. Он обернулся к карусели, вглядываясь в то, что должно было быть картиной невинности, счастья и радости детства. Но все было другим, не таким, как за мгновения до этого.
Бледная, гниющая плоть и мертвые глаза. Безмолвие вместо смеха. Волна страха окатила Гарри при виде Инфери. Они сидели на обломках и двигались между ужасными фигурами демонических лошадей с горящими глазами, смотревших на своих всадников, а изо ртов их шла кровавая пена.
Гарри, спотыкаясь, отпрянул назад, подальше от кошмарного зрелища. Подальше от… Тома Риддла, подскочившего и схватившего его. Гарри снова с отвращением отпрянул от него. К горлу подступила угрожающе удушливая желчь. Его руки потянулись к горлу, и он почти кричал, когда сильная рука сжала его плечо. Он отдернулся, но снова задержал дыхание, потому что голос Снейпа призывал слушать и запоминать. Руки Снейпа снова опустились на его плечи, но в этот раз Гарри позволил ему это. Том взглянул на него, затем перевел взгляд на Снейпа, и ненависть в глазах Темного Лорда заставила Гарри принять решение, которое, возможно, было правильным.
— Помни, ребенок, — сказал Снейп. Его голос был странно успокаивающим, лишенным обычного сарказма. — Это трудно, я знаю, но тебе необходимо вспомнить.
Гарри закрыл глаза и кивнул.
— Что… что случилось, профессор? — спросил он.
Руки Снейпа сильнее сжали его плечи.
— Твои родственники сбежали, оставив тебя. Ты помнишь это? — когда Гарри снова кивнул, Снейп продолжил. — Темный Лорд отправил своих слуг схватить тебя, когда защита пала. Я думаю, это произошло через несколько дней после того, как Дурсли уехали. Я был там, и пытался помочь тебе, дать тебе зелье, после того, как Белла… после того, как она наложила на тебя Круциатус. Теперь ты вспоминаешь?
Гарри задрожал, нервно кивая. Он помнил это, и смех Беллатрис, и попытку обезоружить одного из Пожирателей, и зелье Снейпа. А затем он вспомнил… НЕТ!
Снейп продолжал, крепко его держа:
— Ты был пленником, и Темный Лорд пытался запутать тебя, получить твое доверие и поддержку. Но после того, как я убил Нотта, а ты потерял зрение, мы пытались сбежать от него, ты и я. Нас поймали, — Снейп остановился, его голос был таким тихим, что Гарри было почти его не слышно. И он не хотел его слышать, не хотел. Но он знал, что если убежит сейчас, то потеряет все. Но все же слезы потекли по его щекам, незаметно, безостановочно, и дрожь в ногах грозила подкосить его.
— Он… наказал тебя, — сказал Снейп. — Он, Люциус и Беллатрис. Они проклинали и пытали тебя, а потом изнасиловали. Вспомни, сейчас, Гарри. Перешагни через это, ты должен. Темный Лорд завладел твоим разумом, потому что твоя защита была слаба, и только ты можешь снова вытолкнуть его отсюда.
Гарри сжал зубы и прошипел.
— Нет… вы лжете.
— Я не лгу. Я знаю, ты не хочешь верить в это, но ты должен. Избегая правды, ты только помогаешь ему. Он причинил тебе боль, я знаю. Я видел, — Снейп сделал паузу. — Мне жаль.
— Вы ВРЕТЕ!
— Нет, Гарри, — голос Снейпа был таким сочувствующим, что внутри него что-то сжималось, — Я бы хотел, что бы это было так.
— Я не могу… Нет. Не заставляйте меня…
— Ты можешь. Ты сильный. Ты уже так много вынес. Посмотри правде в глаза.
Гарри судорожно вздохнул.
— Нет. Я не могу… Я не могу справиться с этим один.
Теплое дыхание Снейпа коснулось его шеи.
— Я здесь, ребенок. Тебе не придется столкнуться с этим в одиночку.
Взгляд Гарри был затуманен слезами, когда он уступил, но он все еще мог видеть все достаточно ясно. Мерзкая карусель медленно вращалась посреди темного и пустынного пейзажа. Пред ним стоял Волдеморт в своем нынешнем обличии: белая кожа, красные глаза и отсутствующий нос. Костлявая рука потянулась к нему.
— Убирайся от меня, — завопил Гарри. Комок застрял у него в горле, и он закричал, чтобы избавиться от него. — Убирайся! Уйди и ОСТАВЬ МЕНЯ ВПОКОЕ!
Красная вспышка накрыла все вокруг, она была ярче солнца и в десять раз горячее его кожи. Его пронзила боль от шрама, магический ветер окружил его подобно циклону. Ветер очистил его разум от видения. Карусель, скамейка, Темный Лорд — всё пропало.
Пусто. Всё прошло.
Единственным, что удерживало Гарри от падения, были руки, державшие его, словно якорь в этом вихре. В полной тишине, Гарри повернулся в этих руках, прильнув к своему профессору, и заплакал.

***

Вернувшись в спальню Гарри, держа прильнувшего к нему и плачущего мальчика, Северус отступил от его разума. Мерлин. Всё болело. Голова гудела, он чувствовал себя старой консервной банкой. Но теперь Гарри все помнил, и Темный Лорд покинул его сознание. Вот, что было важно. Северус полагал, что Волдеморту понадобится поменять тактику после насильственного изгнания из разума мальчика.
Однако сейчас Северус нужно утешить малька по мере его сил, чтобы тот мог выплакаться.
Прошу прощения за шероховатости в тексте. Мне очень не хватает Совенка.
Вернувшись в спальню Гарри, держа прильнувшего к нему и плачущего мальчика, Северус отступил от его разума. Мерлин. Всё болело. Голова гудела, он чувствовал себя старой консервной банкой. Но теперь Гарри все помнил, и Темный Лорд покинул его сознание. Вот, что было важно. Северус полагал, что Волдеморту понадобится поменять тактику после насильственного изгнания из разума мальчика.

Однако сейчас Северусу нужно утешить мальчика по мере своих сил, чтобы тот мог выплакаться.

***

— Где он?
Ремус никогда не выглядел таким злым, отметил Альбус. Даже когда Сириус пытался использоваться его в той выходке, которая чуть не закончилась смертью Северуса пятнадцать лет назад. И когда в конце третьего года обучения Гарри из-за побега Петтигрю невиновность Сириуса не могла быть доказана. И даже когда он узнал, что это Долорес Амбридж наслала на Гарри дементоров прошлым летом. Но здесь и сейчас он выглядел совершенно не способным контролировать внутреннего волка, и Альбус, впервые с тех пор, как познакомился с маленьким одиннадцатилетним Ремусом, боялся его.
Немного.
— Он в порядке, Ремус, — сказал он, зная, что в какой-то степени это было правдой.
— Это мне ни о чем не говорит! Это продолжается больше трех недель. Прошло три недели с тех пор, как он пропал, как мы узнали об этом, а все, что вы можете мне сказать, что он в порядке? Он все еще в плену у Вы-Знаете-Кого? Скажите мне хоть что-нибудь.
— Он свободен, Ремус.
Альбус предложил разозленному мужчине, только что кричавшему на него, сладости. Ремус даже не взглянул в их сторону. А директор отправил лимонную дольку в рот и начал посасывать ее, обдумывая свои дальнейшие слова.
— Его освободили неделю назад, но до последнего времени мы не были уверены, насколько он был травмирован. Пока мы не знали этого, мы не могли никому сказать. Ты знаешь, что вероятность того, что неверная информация просочится за пределы Ордена, слишком велика.
— Кто это «мы»? — взгляд Ремуса не мог соперничать со взглядом Северуса, но за последнюю минуту тоже достиг впечатляющих результатов. — Очевидно, вы могли сказать кому-то.
— Мадам Помфри, я и Севеурс, кончено, — он не втягивал в разговор с оборотнем остальных, не видя причины, чтобы они тоже имели дело с гневом Люпина.
— Почему «конечно»? — Ремус мерил шагами пространство перед столом Альбуса. — Он действительно был с Гарри все это время?
— Да. И до того, как ты спросишь, — сказал Альбус, подняв руку, — он не виноват в том, что случилось с ним. Он дал мне исчерпывающий доклад о заключении и освобождении Гарри и о своих действиях тоже.
Низкое рычание вырвалось из горла Ремуса.
— Я хочу увидеть его.
— Это невозможно.
— Альбус! Сейчас, в сущности, я являюсь его официальным крестным. Вы не имеете права…
— У меня есть все права! — Альбус попытался справиться с собой, наблюдая с достаточно близкого расстояния, как сильно его взрыв повлиял на молодого мужчину. Ремус выглядел пораженным, но не подозрительным. Хорошо. — Мы все еще не знаем, насколько сильно Волдеморт повлиял на защиту Гарри. Это все еще может быть опасно… и не только для него самого.
Ремус уже снова открыл рот, но закрыл его, скрипнув зубами. Его пожелтевшие глаза были по-прежнему сужены.
— И как же вы определяете уровень влияния? У Гарри все еще болит шрам? Или что-то хуже?
— Мне жаль, Ремус, но я больше ничего не могу тебе сказать. Когда его состояние улучшится и он сможет принимать посетителей, я дам тебе знать.
И хотя Ремус выглядел так, словно хотел продолжить спор, он удовольствовался простым сердитым покачиванием головы.
— Если вы еще раз допустите, чтобы ему причинили вред, я никогда не прощу вас.
Когда Ремус прекратил бушевать, Альбус подтвердил клятву. Он уже не был уверен, сможет ли он когда-нибудь простить себя.

***

А внизу, в комнатах Мастера Зелий три дня спустя после того, как Волдеморт был выгнан из его сознания, Гарри Поттер медленно восстанавливал силы.
Он был сыт по горло зельями. Он ненавидел их вкус, запах, внешний вид — все, что с ними было связано. Он ненавидел то, что был заперт в комнате без окон, в подземельях, без своей или любой другой палочки, без друзей и без какой-либо одежды, кроме той, что была выдана ему из личной коллекции черных рубашек, черных штанов и черных свитеров Снейпа.
И он ненавидел Глупого Сального Мерзавца.
Прямо сейчас он ненавидел Снейпа потому, что мерзавец не оставлял попыток заставить его принимать зелья против его желания и не убирался без того, чтобы о чем-нибудь напомнить ему, или спросить его о чем-то, или рассказать что-нибудь! Он уже разбил одно укрепляющее зелье о стену и был близок к тому, чтобы поступить так и с едой.
— Достаточно! — проревел Снейп и использовал свою палочку, чтобы призвать еще одну бутылочку с зельем. Поймав ее в воздухе, он взглянул на Гарри, словно тот принадлежал к виду жуков, который он никогда прежде не встречал.
Гарри взглянул на него в ответ, обхватив себя руками.
— Оставьте меня в покое!
— Это мое самое большое желание, Мистер Поттер, но вы должны принять зелье, это не обсуждается.
— Я. Не. Хочу. Больше. Чертовых. Зелий!
— А я не хочу, чтобы вы пачкали мои стены. Но жизнь это не всегда то, что мы хотим.
Гарри и сам мог бы это сказать.
— Что такое, Мистер Поттер? Вы потеряли дар речи…
— Я сказал и могу повторить это! Если бы я когда-нибудь получал то, что хотел, я бы жил с Сириусом вместо того, чтобы торчать с людьми, которые бросили меня; а еще лучше с мамой и папой! И я, черт возьми, был бы нормальным, а не глупым, избалованным, заносчивым, маленьким уродом! — он ударил кулаком по столу, бросив в лицо Снейпу его собственные слова, обрадовавшись, увидев, что мужчина почти что поморщился, услышав их. Остальные слова принадлежали дяде Вернону, и Гарри слышал их достаточно часто, чтобы увериться в их правдивости. — Я не буду пить противные, гадкие, ужасные зелья, чтобы избавиться от последствий Круциатуса и глупых кошмаров, или… или есть овощи, или отправляться в кровать в установленный час, или делать мою домашнюю работу, или еще что-нибудь!
К концу совей тирады он кричал. И несколько следующих минут он потратил на выравнивание дыхания. Его голова снова начала болеть, что случалось всегда, когда он, как называл это Снейп, слишком «перенапрягался». И его глаза тоже.
— Ты закончил?
Открыв рот, Гарри понял, что больше не может говорить или кричать. Так что вместо этого он просто кивнул.
— Хм, — приблизился Снейп. — В этот раз неплохо. Меньше десяти минут. Никаких самобичеваний. Никаких порезов, я полагаю? Ушибы?
Гарри покачал головой, смотря на руки. Он высказал все, что хотел, и поэтому уже успокоился. В холодном воздухе подземелий легкая дрожь сотрясла его.
— Одеяло? — спросил Снейп.
Кивнув, Гарри принял тот факт, что их «сражение» окончено, что он все сказал. Спустя минуту Снейп принес ему стеганное одеяло из его комнаты и накинул ему на плечи.
— Посмотри на меня, — сказал мужчина, и Гарри подчинился. Профессор вгляделся в его глаза: сначала в один, затем в другой — рассматривая их, и, в конце концов, кивнул. — Что-нибудь болит?
— Нет, сэр. Ну… немного.
— Подробнее.
— Они просто болят. Но не сильно.
— Очень хорошо, — вздохнул он. — Послушай, Поттер… Гарри, я знаю…
— Простите, сэр, — сказал Гарри, пытаясь избежать лекции. — Что потерял над собой контроль. — Снова.
— Многие вещи очень злят тебя. Так что не удивительно, что тебе захотелось немного понеистовствовать. — Снейп замолчал, а потом продолжил: — Но я заметил, что хотя ты и ругал зелья, которые помогают тебе справиться с твоей дрожью от Круциатусов, ты, к примеру, не имел ничего против самих проклятий.
Только не снова…
— Профессор, я не хочу говорить об этом.
— Да, я могу представить. Но ты помнишь, что я говорил до этого? О жизни и желаниях?
Гарри вздохнул.
— Можно… можно мне немного чая или еще чего-нибудь сначала?
Снейп кивнул и ушел в свою маленькую кухню, где он налил воды в чайник и поставил его на плиту. Пока он был занят, Гарри начал грызть ноготь большого пальца и кожу вокруг него, пока не появилась кровь. Маленькая ранка немного болела, и Гарри опустил руки на колени, когда Снейп вернулся с двумя чашками, кувшинчиком со сливками и маленькой сахарницей. Гарри положил немного сахара в свой чай и подул, чтобы слегка остудить жидкость. Снейп ждал, держа в руках свою собственную чашку и наблюдая за ним.
— Я не знаю, что вы хотите от меня услышать, — сказал Гарри через некоторое время.
— Возможно, тебе стоит начать с чего-нибудь простого. Например, почему твои родственники бросили тебя, когда сбежали из Суррея?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.