!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Walk the Shadows

20.01.2017

Волдеморт кивнул.
— Но это не дает надлежащего результата, если те, чья кровь должна защищать тебя, бросают свои обязанности.
— Вы имеете в виду тот факт, что они оставили меня одного, а сами сбежали. Вы на это намекаете? — Гарри сжал кулаки, почувствовав тесноту в груди.
Последовала долгая пауза.
— Ты любишь своих родственников, Поттер?
Гарри нахмурился. Что, черт возьми, здесь происходит?
— Почему вы хотите знать об этом? Неважно. Мне все равно. Это абсолютно неважно, я никогда не вернусь туда.
Волдеморт издал какой-то неопределенный звук, и красные змеиные глаза снова обратились к Гарри, тот невольно отшатнулся. Он довольно неплохо держал под контролем боль в шраме, но иногда она была достаточно сильной, чтобы преодолеть его барьеры.
Голова снова начала пульсировать. Гарри пристально посмотрел на мужчину.
— Почему вы здесь?
— В этой комнате или в этом мире?
— Первое. Я знаю, почему вы здесь, — сказал Гарри гневно и сделал знак, подразумевающий всю действительность. — Вы хотите абсолютной власти.
— И бессмертия, — сказал Волдеморт тихо. — Не забывай об этом.
— Правильно. Так почему вы в этой комнате, со мной? Вы думаете, я собираюсь разделить с вами горести и плакать на вашем плече, потому что меня не понимают и мое детство было таким же гадким, как и ваше? Думаете, меня волнует, что вы выросли в приюте, потому что ваш ублюдок отец бросил вас и вашу мать умирать? Есть только одна вещь, которая меня волнует, это то, что вы убили моих родителей и моего крестного и хотите убить меня. Все остальное чепуха.
Гарри сильно трясло к концу его тирады. Огонь в очаге взметнулся так высоко, что лизнул камни кладки, почерневшие от сажи. Кувшин на маленьком столике между креслами задрожал, предвещая недоброе.
Волдеморт улыбнулся.
— О, прекрасно. Ты помнишь. Мне бы не хотелось повторяться.
— Вы слушаете меня? — вскипел Гарри. Мерлин, он хотел задушить этого мужчину. — Почему вы здесь?
Внезапно Волдеморт встал.
— Я полагаю, мы оставим это на другой раз. Возможно, когда ты будешь достаточно здоров.
Рычание застряло у Гарри в горле. Только одна вещь удержала его от того, чтобы наброситься на Волдеморта и ударить его по уродливому лицу: он снова начал дышать с трудом. Тот факт, что Волдеморт знал о его неспособности продолжать их разговор, разозлил его еще больше, что и ослабило его дыхание, из-за чего он начал кашлять, брызгая слюной и прижимая руки к животу.
Не сказав больше ни слова, Волдеморт ушел вместе со своими Пожирателями. Дверь за ними закрылась.
Возвращая ярость и магию назад под слабый контроль, Гарри пытался дышать медленнее и размереннее, но не достиг большого успеха. Улыбка Волдеморта сильно досадила ему. Как если бы он думал, что Гарри исполнил какой-то сложный трюк. И он исполнил, ведь так? Когда кричал и взметывал огонь. Он устыдился того, что поддался на такую очевидную наживку. Он был таким глупым! Его раздражительность снова показала себя с лучшей стороны, впрочем, как всегда, и он показал своему врагу, где было его слабое место.
Но он устал, так устал. Устал думать о Седрике и Сириусе, родителях, о всех тех, кто умер за него, из-за него и он просто не хотел слушать то, что Волдеморт мог сказать о них. Пытаясь не думать о триумфальном взгляде на лице своего захватчика, он оперся головой на руки. Когда появились слезы, он позволил им течь.

***

За пределами комнаты Поттера, Северус Снейп скрывался в тени ниши, наблюдая за тем, как удаляется Темный Лорд с двумя слугами. Ожидая, пока они скроются из поля зрения, он обдумывал короткий разговор, который подслушал. Он был озадачен словами Волдеморта.
Он мог бы позже использовать легелименцию на одном из двух Пожирателей Смерти, которые были в комнате и слышали весь разговор, но предпочел Подслушивающие чары, накладываемые многими родителями на детей. Он наложил Империо на Нотта, чтобы тот поставил эти чары на комнату с вечера, а затем стер ему память. Это сработало прекрасно. А также позволило ему знать, что это был первый раз за последние дни, когда Поттер был один.
Как только Темный Лорд и двое охранников скрылись на лестнице, ведущей в большой зал, Северус быстро переместился к двери. Он все еще слышал хрипы Поттера и, открывая дверь, уже доставал пузырек с зельем, чтобы облегчить его дыхание. В следующий момент он проскользнул внутрь.
Поттер, свернувшийся в кресле перед огнем, поднял на него взгляд, и то, что Северус увидел, заставило его отступить на шаг. По лицу мальчика текли слезы, а его глаза были такими заплаканными, что в отблесках огня светились почти что красным. Он начал заикаться, пытаясь безуспешно выровнять дыхание.
Так как мальчик спрятал лицо и быстро утер его, Северус шагнул вперед, протягивая зелье.
Кажется, Поттер узнал его только тогда, когда Северус скинул черный капюшон мантии, эффективно скрывающий его лицо. Взгляд глаз мальчика немедленно наполнился ненавистью, и Северус подавил вздох. Это была правда, он ненавидит мальчика так же сильно, как и он его… или ненавидел, по крайней мере, до недавнего времени. Но он был достаточно честен с самим собой, чтобы понимать: враждебность между ними была спровоцирована им, а не мальчиком. И они должны были оставить это в прошлом, чтобы вытащить его отсюда. Они не смогут работать вместе, имея разные цели, это будет хуже смерти для них обоих.
Сдерживая свои собственные эмоции, он предложил зелье снова. Поттер все еще не брал его.
— Это не зелье, — прошипел он. — Это поможет вам дышать.
Воздух шумно входил и выходил из легких Поттера, подтверждая лживость его следующих слов.
— Мое… дыхание… в порядке, сэр.
— Конечно, оно в порядке. Тогда это поможет вам спать.
Поттер закатил глаза, и Северусу захотелось дать ему подзатыльник. Вместо этого он прорычал:
— Выпейте это. Если бы я хотел убить вас, я бы мог это сделать в доме вашего дяди. — Опасаясь, что кто-то может подслушивать, он добавил: — Темный Лорд желает этого.
В течение следующей долгой минуты Поттер вглядывался в его глаза, и только силой воли Северус заставил себя не использовать легелименцию на мальчике, чтобы преподать ему урок о взглядах. Но затем он вытянул дрожащую руку, и Северус отдал ему зелье. Поттер скорчил гримасу после того, как проглотил его, и протянул обратно пустой пузырек.
— Лучше? — спросил его Северус, хотя в этом не было необходимости. Лицо Поттера снова приобрело цвет, и он больше не издавал хрипящих звуков, исходящих из груди. Мальчик кивнул, разглядывая свои руки.
Северус оглянулся через плечо на дверь. Не может быть, что больше никто не наблюдал за комнатой, так что он должен был вести себя очень осторожно здесь и надеяться, что мальчик сможет понять его намек. Он задавался вопросом, способны ли они оставить прошлую обоюдную враждебность на достаточно долгий срок, чтобы это сработало? Что он мог сказать, чтобы показать свое намерение помочь мальчику?
Зная, что у него есть лишь минута до того, как его обнаружат, Северус сказал:
— Я хочу принести мои соболезнования… — он застыл и продолжил, — потери Нюхалза.
Чистый шок на лице мальчика мог бы позабавить его в другое время, но он боялся, что совершил ужасную ошибку, так как лицо Поттера немедленно покраснело.
— Вы? Вы приносите мне соболезнования?
— Ну же, Поттер, расслабься. Твое дыхание…
— К черту мое дыхание! Как вы можете… вы… после того, что вы сделали ему… это… это невероятно!
— Поттер! — крикнул он. — Контролируйте себя. Здесь не место для этого спектакля.
— Не место для… это смешно! — мальчик поперхнулся, икнув, и снова спрятал лицо. — Я бьюсь об заклад, что вы смеетесь над этим все время, не так ли? Над его смертью и над тем, каким придурком я был, что попался на эту глупую уловку. Вы ненавидели его и ненавидите меня, и…
— Нет, — сильное слово положило этому конец, мальчик прекратил свою тираду и снова начал вглядываться в него. Северус должен прекратить этот приступы до того, как они абсолютно выйдут из-под контроля. Мальчик, казалось, разваливался, такая неприязнь к Северусу и чувство вины из-за смерти Сириуса не принесут ему ничего хорошего.
Он спрятал руки в складках мантии и покачал головой.
— Я не ненавидел… Нюхалза. Не по-настоящему. И… Я не смеялся над этим.
— И все остальное, — пробормотал Поттер, осторожно смотря на лицо Северуса.
Он пошутил? Возможно, не все было потеряно.
— Да. Что ж… — он сделал шаг ближе к мальчику, который нахмурился и сжал губы. Затем, бросив взгляд на дверь, мальчик беззвучно произнес:
— Мы можем сбежать?
Северус порывисто вздохнул, мальчик был проницательным, как Соплохвост. Но он кивнул, все еще удерживая взгляд Поттера.
Что-то, что причиняло мальчику сильную душевную боль, отпустило его, и Поттер обмяк в кресле, смотря с облегчением. Казалось, его тихое отчаянье отступило. По крайней мере, пока.
— Я продолжу варить для тебя зелья, — сказал он самым успокаивающим голосом, каким мог. — Темный лорд хочет, чтобы ты был здоров.
— Вы это уже говорили. Это будет иметь гораздо больший смысл, когда он убьет меня, — мальчик снова закусил губу, что, понял Северус, означало, что он думает. — Я уже почти выздоровел. — Его зеленые глаза сверкнули такой откровенной надеждой, что было больно это видеть. Казалось, мальчик понимал, что когда он будет достаточно здоров, они сбегут.
Северус ненавидел лишать его, хоть и маленькой, но надежды. Но для них обоих, он должен был это сделать.
— Я думаю, до того момента, когда вы полностью выздоровеете, пройдет еще достаточно времени, — до того момента, когда он составит какой-нибудь план, который не приведет к их смерти. — Ваши родственники оказали вам плохую услугу.
— Ага, ну, так же как и Беллатрис.
Хороший мальчик, — подумал Северус. И это снова напомнило о Волдеморте.
— Кажется, она страстно увлечена причинением тебе боли, — пробормотал он. Еще один взгляд на дверь, и он отступил назад, чтобы уйти.
— Спасибо, сэр, — сказал Поттер до того, как он ушел.
— Хм? — остановился Северус, держа руку на дверной ручке, надеясь, что мальчик не был полным глупцом.
— За зелье. Оно помогло.
Сдавленно вздохнув, Северус кивнул, одобряя и подтверждая их код.
— Я дам тебе еще одно, на крайний случай, — пообещал он. И с этим он вышел, уже прокручивая в мозгу возможные варианты побега.
Прошло еще пять дней, пока комнату Гарри посетил кто-нибудь кроме Пожирателей Смерти. Однообразие дней действительно помогло ему, особенно после того, как его дыхание снова пришло в норму и он начал чувствовать себя лучше. Большую часть времени его все еще знобило, но он снова начал набирать в весе, и чтобы согреться ему теперь хватало и простой одежды… ну, нескольких слоев одежды, если быть честным, но, по крайней мере, дело не доходило до одеял. Просиживая уже пятый по счету день без какого-либо дельного занятия и выслушивая ворчание стражников по поводу того, какой пустой тратой времени был присмотр за выздоровлением «мальчишки», Гарри не выдержал — ведь, помимо прочего, он ненавидел, когда его так называли.
Ничто не досаждало ему больше этого обращения. Обычно так называли его дядя и тетя, исключение составляли только те случаи, когда они были в очень плохом настроении. Но Гарри больше не мог с этим мириться. И когда Нотт сделал резкое замечание, касающееся тех условий, в которых они нашли его в доме родственников, и намекнул, что они должны были попросту оставить его там гнить, Гарри взорвался.
— Замолчи! Замолчи! Я не просил вас забирать меня, я не просил приносить меня сюда и я определенно не хотел, чтобы меня откармливали на убой. Так что, будь добор, просто ЗАМОЛЧИ хотя бы на пять минут!
Нотт выглядел почти ошеломленным, пока Эйвери не ухмыльнулся ему. Затем он вскочил на ноги и приблизился к Гарри, попутно доставая палочку.
— Здесь ты единственный, кто должен держать свой язык за зубами, мальчишка. Возможно, мне стоит напомнить тебе об этом.
— О, прекрасно, — презрительно усмехнулся Гарри. — Ты не смог до меня добраться, когда у меня была палочка, но я прекрасная мишень для тебя теперь, когда я безоружен? Трус.
Зарычав, Нотт бросился на Гарри, сжимая палочку в руке и выкрикивая какое-то незнакомое мальчику заклинание. Голова словно взорвалась от боли. Подобная огню агония была хуже Круциатуса. Ножи атаковали его лицо, шею и глаза. Внезапно Гарри почувствовал пустоту во рту — его язык пропал! Он скорчился на полу, кровь струилась изо рта, ушей и носа. Она текла по его лицу, горячая и вязкая, словно его ударили перезревшей дыней. Он не мог кричать, не мог дышать, а боль все продолжалась и продолжалась…
Рядом раздался шум, дошедший до него словно через толщу воды. Гарри свернулся клубочком, руками защищая голову от ударов и заклинаний, летающих вокруг него, и пытаясь затолкнуть боль подальше в чулан своего разума. Он снова и снова сглатывал скапливающуюся во рту кровь, что появлялась на том месте, где когда-то был его язык. Живот скрутило, и его стошнило кровью и желчью. О, Мерлин. Пожалуйста… Сделай так, чтоб это закончилось…
Казалось, минула вечность, прежде чем чья-то рука коснулась его плеча. Его перевернули, вызвав новую, опаляющую волну агонии. Он сжался сильнее, желая всем сердцем, чтобы боль, наконец, прекратилась.
— Гарри, позволь мне помочь тебе. Мне нужно взглянуть на повреждения.
Голос принадлежал Снейпу и по-прежнему доносился, словно со дна глубокого озера.
Собрав волю в кулак, Гарри слегка опустил руки. Он пытался открыть глаза, но они не слушались, и мальчик задался безумным вопросом: а сможет ли он видеть снова?
Увидев повреждения, Снейп издал низкий шипящий звук, но сразу же наложил несколько заклинаний, снявших большую часть боли. Гарри попытался спросить его на счет глаз и языка, но не смог произнести и слова. Единственное, что он умудрился из себя выдавить, был странный хрюкающий звук, так что он закрыл рот, желая, чтобы все закончилось.

***

— Великий Мерлин, — прошептал Снейп, смотря на результат чар Нотта. Он сжал голову Гарри и приподнял ее, поднеся зелье к окровавленным губам мальчика. Половина жидкости снова пролилась мимо, стекая ручейком по лицу ребенка. Но, по крайней мере, хотя бы часть ее попала внутрь — это поможет справиться с болью. Наложенные Северусом заклинания должны были вернуть большинство тканей и органов — Нотт действительно отсек язык мальчика! — в ближайшие дни. Для мальчика это будет утомительная и полная боли ночь.
— Не пытайся открыть глаза, — сказал он, заметив, что мальчик напряженно старается это сделать. — Они повреждены, и если сейчас на них попадет свет, это уже нельзя будет исправить. Вот, — он наколдовал повязку и закрепил ее поверх глаз мальчика, — это должно помочь.
Северус почувствовал, как Гарри кивнул, и внезапно осознал, что до сих пор прижимает мальчика к себе. Он почти оттолкнул его, но вовремя вспомнил, что здесь не было никого, кто мог бы их увидеть. Нотт мертв, Эйвери оглушен и обездвижен, а дверь закрыта. Но все-таки Северусу стоило быть более осторожным.
— Так, — сказал он и встал, держа мальчика на руках. Поднять его не составило особого труда — тот все еще был ужасно легким, даже несмотря на хороший аппетит. Сделав два больших шага, Северус добрался до кровати и положил Гарри на нее. Затем он потратил секунду, чтобы с помощью трех Scourgify убрать кровь. Мальчик, кажется, заснул, хотя его тело все еще судорожно дрожало. Северус вздохнул. Насколько же глупым мог быть этот ребенок? Провоцировать Пожирателя Смерти и где, в плену у Волдеморта!
Закончив очищать Гарри от крови, он взглянул на тело Нотта и скривился. Ему придется заплатить за это.
Эйвери только-только пришел в сознание, как дверь открылась и вошел Темный Лорд, сопровождаемый, как и прежде, двумя слугами. Волдеморт переступил через тело Нотта, словно и не заметив его, и направился к кровати.
— Ты услышал, что случилось, Северус? — спросил Темный Лорд. — И пришел помочь мальчику.
Это было более чем очевидно, и Северус не посмел лгать.
— Да, мой Лорд. Признаюсь, я был рядом и услышал крик. Когда я понял, какие чары наложил Нотт, я испугался, что сопляк умрет от потери крови. Я знаю, что вам бы это не понравилось.
— Да. Мне бы это не понравилось, — Темный Лорд поднял белую, длинную руку и прикоснулся к щеке мальчика, а затем пробежал пальцами по поврежденным, ослепленным глазам. Снейп заметил, что Волдеморта старался не касаться злополучного шрама. — Прекрасная работа, Северус, — сказал он и перевел взгляд на Эйвери, поднимающегося на ноги, и на лежащее на полу тело Нотта, — хотя я бы предпочел, чтобы ты оставил за мной право наказывать моих подданных. Но я сохраню тебе жизнь.
— Конечно, мой Лорд. Как скажете.
— Однако, Северус, позволь мне напомнить тебе. Crucio!
Его мир наполнился болью, и он закричал. Когда действие проклятья закончилось, он понял, что стоит на коленях, упираясь руками в пол и тяжело дыша. Волдеморт ушел.
Эйвери, опершийся на стену, наградил его опасным взглядом и медленно поднялся на неустойчивые ноги.
— Темный Лорд сказал, что теперь ты будешь присматривать за мальчишкой, Снейп. Здесь ты будешь находиться постоянно, так что в следующий раз ты сможешь вовремя остановить того, кто захочет причинить ему вред. — Затем Эйвери, презрительно ухмыляясь, подошел к телу Нотта, поднял его и направился к двери. — Удачи тебе.
Дверь захлопнулась, скрипнув напоследок, и Северус внезапно осознал, что теперь он тоже был узником.
Прошло 24 часа, прежде чем мальчик пришел в сознание и смог произвести хоть какой-то звук, кроме жалких стонов и мычания, в отсутствие языка заменивших речь. Первое же, что сказал ему Снейп, было:
— Как можно быть настолько глупым?
— Простите, — прошептал мальчик, вопреки его ожиданиям, и умолк без каких-либо самооправданий.
Но Северус еще не закончил.
— Нотт мертв. Я убил его ради тебя, потому что это был единственный способ остановить действие заклинания. — Тень боли пересекла видимую часть лица мальчика, так что Северус поспешил закончить: — Темный Лорд узнал об этом, и, хотя я был в праве удержать Нотта от твоего убийства, теперь я должен оставаться здесь с тобой, пока ты не будешь достаточно здоров. Дверь заперта и охраняется, так что я такой же узник, как и ты. Вот что случается, когда ты теряешь самообладание и не контролируешь свои эмоции.
— Я уже извинился, — сказал мальчик все таким же тихим и спокойным голосом.
— Извинения нам не помогут, — сказал Северус раздраженно. Он не знал, что могло бы помочь им теперь. Он не мог трансгрессировать из-за заклинаний, наложенных на поместье, не мог даже вытащить их из комнаты так, чтобы Темный Лорд сразу же не узнал об этом. Он не был уверен, поверил ли Темный Лорд его словам о том, почему он оказался рядом с мальчиком и почему вмешался. Похоже, он был под еще большим подозрением, чем обычно. Это определенно было так. Из-за Эйвери.
В то же время он беспокоился, что мальчик потерял способность сражаться.
— Я знаю, сэр, — прозвучал еще один тихий ответ — Что я могу сделать?
— Просто отдыхай, — сказал ему Северус. — Чем больше ты отдыхаешь, тем быстрее вылечатся повреждения.
— Я… я смогу снова видеть?
В этот раз в голосе проскользнул страх. Северус не хотел еще больше расстраивать ребенка, но и лгать ему не хотелось тоже.
Но Гарри принял его сомнения как ответ.
— О… о, нет…
— Подождите, Поттер. Существует большая вероятность, что вы вернете свое зрение, но глаза сильно повреждены. Это может занять некоторое время.
— Насколько велики шансы, сэр?
— Остаться слепым навсегда? — вздохнул Северус и продолжил. — Не более 20 процентов, я полагаю. Если бы у меня был доступ к моим зельям, у меня было бы больше возможностей помочь, но я не могу призвать что-либо сюда и мне не разрешено посылать за вещами из моих комнат. — По крайней мере, у него все еще была его палочка, так что оставалась надежда, что он сможет сохранить свою позицию шпиона.
Мальчик молчал.
— Завтра мы снимем повязку. А сегодня, — закончил Северус тихо, — просто отдыхай.

***

Гарри лежал на кровати, окруженный темнотой, и страдал, чувствуя себя более пристыженным, чем когда-либо в жизни. Он знал, что есть важная грань между мужеством и откровенной глупостью, и он пересек ее, когда спровоцировал Нотта. А теперь из-за него Нотт был мертв, и Снейп тоже пострадал. Ведь именно благодаря Снейпу Беллатрис сняла с него Круциатус, и из-за Снейпа же с ним обращались лучше, чем это было у Дурслей (или вследствие этого). Черт, благодаря Снейпу он выжил на первом курсе во время квиддичного матча. А теперь над профессором нависла угроза разоблачения, потому что Гарри был слишком тупым, чтобы держать свой рот на замке.
У них был очень неприятный период, когда Гарри пытался контролировать свои мысли и чувства, а Снейп пытался научить его Оклюменции. Гарри никогда по-настоящему не хотел учиться, он думал, что эта связь с Волдемортом будет полезной и с ее помощью он сможет увидеть что-нибудь важное. Не помогло, конечно, и то, что Снейп, казалось, не хотел объяснять, ожидая, что он уже будет все знать. Так же в свое время он ожидал, что в первый же день учебы Гарри будет знать, что такое безоар, но ведь это было невозможно, учитывая его магглвское воспитание.
Но, на самом деле, это не было виной Снейпа.
Гарри дрейфовал в темноте своего разума. Его мысли кружились так быстро, что он с трудом улавливал их суть. Одни и те же вопросы возникали снова и снова. Почему Волдеморт просто не убил его? Было ли это только из-за того, что он не знал остальную часть пророчества или в этом таилось нечто большее? Что-то даже более зловещее? И как Гарри собирался выбраться теперь, когда Снейп был заперт вместе с ним? Его единственной надеждой на спасение была помощь Снейпа из вне, а теперь не было и ее. Гарри просто не был готов продолжать эти игры разума с Темным Лордом. Он не знал, чего хотел Волдеморт, и перспективы были мрачны.
А теперь он был слеп. Возможно, не навсегда. Восемьдесят процентов вернуть зрение назад. Как он сможет сражаться с Волдемортом, если будет слепым? Как он вернется назад в Хогвартс? Как, в конце концов, он сможет колдовать?
Отчаянье накрыло его, как крышка гроба, и он провалился в темноту, где оно всегда ждало его, тихое, скромное и абсолютно одинокое.

***

Довольно долго Северус позволял мальчику молчать. Он получал еду от Эйвери дважды в день и накрывал на стол, заставляя мальчика есть, когда его очевидная апатичность могла помешать этому.
— Картошка на 3 часа на твоей тарелке, — говорил он, или: — Запеканка на девять, — надеясь, что мальчик покажет некоторую склонность помочь самому себе. Когда Поттер не сделал этого, Северус решил не препятствовать, но спустя день понял, что так больше не может продолжаться.
— Возьмите это, Поттер, — прошипел он, когда мальчик не сделал ни единого движения в сторону стоящей перед ним еды.
Молчание.
— Отвечайте мне, Поттер! Или вы так высокомерны, что считаете себя выше таких мелочей?
Мальчик лишь покачал головой, прошептав:
— Нет, сэр.
Раздраженный — он никогда не позволял себе беспокойства — Северус прорычал:
— Если бы ваши родители или ваш любимый крестный видели вас сейчас, что бы они подумали о своем драгоценном мальчике?
— Замолчите, — сказал Поттер, но в его голосе не было чувств.
Северус нахмурился.
— Они пожертвовали всем ради тебя. Своими жизнями, Поттер. И вот как ты решил им отплатить? Сдавшись? Закрывшись от реальности? Ты так слаб?
Но мальчик никак не отреагировал. Поттер лежал на кровати, обратив перевязанное лицо к стене, и игнорировал его.
Они должны выбраться отсюда, и поскорее.
Но ни одной привычной колкости не последовало от мальчика, как это должно было бы быть. Поттер лежал на кровати, обратив перевязанное лицо к стене, и игнорировал его.

Они должны выбраться отсюда, и поскорее.

***

А в своем кабинет Альбус Дамблдор стоял у окна, из которого были видны все земли Хогвартса до самого Запретного Леса, и пытался не впадать в отчаянье. Все полученные знаки указывали на то, что Гарри все еще находится у Волдеморта и пока жив. Единственное, что его сейчас волновало, было то, что Волдеморт пытается убить Гарри другими, немагическими способами. Возможно, моря голодом или пытая. Какая еще у Волдеморта может быть причина удерживать мальчика так долго? А в Ежедневном Пророке — где он владеет частью издательства — не было опубликовано ни одной злорадной фотографии, и никто из его ближайшего окружения не сказал ни слова бахвальства? Люциус Малфой, к примеру, был необычайно тих в последние несколько недель, и это бесконечно тревожило Дамблдора.
Орден хорошо справлялся с ситуацией, даже учитывая множество атак дементоров, которые по большей части были сосредоточены в одном месте. Это позволило выделить несколько человек на поиски его «двух мальчиков». Его чрезвычайно беспокоило то, что от Северуса не было ничего слышно. Ни единой весточки, ни единого слова. За почти что две недели. Всегда, всегда Северус отсылал послание с помощью патронуса, или совой, или как-то еще, когда он уходил на более длительный срок, чем ожидалось. А его не было с того дня, когда пропал Гарри.
Отвернувшись от окна, Дамблдор встретился взглядом с другим человеком, находящимся в кабинете — Минервой МакГонагалл. Она была ужасно терпеливой с ним, учитывая, что у нее были свои собственные, требующие внимания обязанности, а он тратил ее время, просто стоя у окна. Но он использовал это время мудро: он думал. И у него родился план.
— Минерва, — сказал он, взглянув на нее поверх очков-половинок. — Как много ты знаешь о динамике населения?

***

За много-много миль оттуда Северус Снейп сидел перед огнем в комнате, в которой было слишком тепло и слишком скучно. Позади него на кровати дремал Золотой мальчик, и хриплое дыхание было единственным напоминанием о его присутствии. Северус был зол на него, и не столько из-за того, что тот спровоцировал Нотта или что Северус был вынужден убить, чтобы спасти его жизнь, и даже не потому, что глаза мальчика не казались исцеляющимися правильно. Нет, он был зол потому, что мальчик не делал никаких усилий, чтобы преодолеть свое уныние.
О, Северус понимал, что это отчасти подростковое желание быть угрюмым. Черт, Северус любил предаваться угрюмым мыслям также сильно, как и он. Но они не могли позволить себе этого сейчас. Не там, где они находились, не под носом у Темного Лорда, следящего за каждым их движением. Это был только вопрос времени до того, как….
Его мысли были прерваны криком, и Северус сразу же подскочил на ноги. Мальчик по-прежнему лежал на кровати, но его руки были прижаты к лицу, все еще покрытому повязкой… нет, они были прижаты ко лбу. Он выгнул спину, словно находился под действием Круциатуса, и кричал! Мерлин! Как раненый кролик. Северус подошел к кровати и схватил мальчика за руки, чтобы не дать ему раздирать шрам ногтями. Несмотря на то, что в последние он был слаб, паника сделала мальчика сильнее, и он высвободил руки из хватки Северуса. Его спина была все еще сильно выгнута, и Северусу стало страшно от мысли, что она может сломаться.
Кровь из разодранной ногтями кожи потекла по рукам мальчика, все еще продолжавшего царапать ее и кричать.
Северус снова схватил его, но в этот раз за плечи, и притянул ближе, повернув так, чтобы прижать спину мальчика к своей груди, а руки к бокам.
— Закрывайся, Гарри, — прошептал он в ухо мальчика. Вряд ли кто-нибудь услышит его сквозь крик. — Очисти свой разум. Ну же, сейчас. Вытолкни его. — Но мальчишка, казалось, не слышит его или не может сделать этого. Прошло несколько долгих минут, и ужасающий крик стал тише, но только потому, что голос мальчика охрип. А затем тяжелое дыхание и тишина дали понять о конце испытания, и Северус ослабил хватку.
Он, конечно же, слышал, что мальчик страдал от кошмаров и видений о Темном Лорде, но никогда не видел этого. Действительность оказалась намного хуже, чем он предполагал. Мальчишка все еще дрожал от постэффектов Круциатуса. Он знал эти симптомы слишком хорошо. Северус задумался. Раз или два за прошедший год, он, казалось, видел что-то подобное, когда встречал мальчика в темном коридоре или в кабинете Дамблдора поздней ночью после одного из таких «кошмаров», но тогда он думал, что такое невозможно. А теперь он знал. Он узнал, что вещи переставали быть невозможными, когда дело касалось Гарри Поттера.
Он знал, что дрожь постепенно пройдет, но этот процесс был бы быстрее, если бы он дал мальчику одно из своих зелий, специально разработанных для этой цели. Он засомневался, не стоит ли попросить разрешения сходить за ними, но решил не делать этого. Возможно, Темный Лорд не осознает в полной мере их связи с мальчишкой… и если это действительно было так, то зелье наведет его на такую мысль.
Через несколько минут он понял, что мальчик вцепился в него и в данный момент сжимает в кулаке рукав мантии Северуса. Но по-прежнему молчит. Северус тихо сказал:
— Видение?
Мальчик кивнул, прижавшись к его груди, и порывисто вздохнул.
— Это снова была Белла. Он все еще сердится.
Северус удивился дикой улыбке триумфа, появившейся на его губах. Ему никогда не нравилась холодная, сумасшедшая сука, так что ее падение в немилость было для него желанно.
— Что-нибудь еще?
Гарри покачал головой, но вдруг застонал: движение, очевидно, причинило ему боль.
— Просто не двигайся некоторое время, — сказал ему Северус. — Это пройдет.
— Я знаю. — Голос звучал так устало, так покорно, что Северус был ошарашен. Знал ли кто-нибудь из них, в действительности, через что прошел мальчик? Особенно за последние пять лет. Он в общих чертах был осведомлен, что случилось, когда Поттер столкнулся с Квиреллом в комнате с зеркалом, и что он как-то сражался с василиском и призраком Тома Реддла и снова победил. Он знал, что Поттер противостоял дементорам чаще, чем кто бы то ни было другой, не заключенный в Азкабан, и снова столкнулся с Волдемортом на кладбище, где тот возродился. Но, честно говоря, он никогда не думал об этом как о чем-то большем, чем просто абстрактных фактах. Теперь же он задумался над тем, какой удар все эти сражения и спасения нанесли психике мальчика.
Если план Темного Лорда заключался в том, чтобы показать мальчику доброту и заполучить его доверие, чтобы вместе с тем использовать его для своих целей… возможно, это сработает.
Но в то же время…
— А теперь вам нужно подняться и умыться, Поттер. Вам давно пора это сделать.
Мальчик замер, очевидно, глубоко обиженный, а Северус продолжил:
— Сколько дней прошло с тех пор, как вы принимали ванну?
Пожатие плеч. Кстати, куда пропала его апатичность?
— Вот что, Поттер, либо ты встаешь и идешь в ванну, или я брошу тебя туда в одежде.
Мальчик подскочил, вырываясь из объятий Северуса.
— Вы не сделаете этого!
— Сделаю. Самое время вам избавиться от этого… этого уныния. Вы потратили достаточно времени, валялась в кровати.
— Валяясь!
— Да, валяясь, — ухмыльнулся он. — Директор высокого мнения о вас. Чтобы он сказал, если бы увидел тебя таким?
— Он увидел бы, что я слеп, Снейп! И…. и…
— И?
— И то, что я здесь, и что я один как и всегда.
— О, ради всего святого, прекрати это. Ты не одни. Я здесь, запертый также, как и ты.
— Нет, не как я! — краска залила шею и щеки Гарри. Он повернулся к кровати так, чтобы стоять лицом к Снейпу, не смотря на то, что его глаза были все еще перевязаны. Стоя на коленях и сжав руки в кулаки.
— В конце концов, что вы знаете? Вы думаете, вы знаете меня, но вы не имеете понятия, какой я или что случилось со мной.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.