!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Walk the Shadows

20.01.2017

TBC . . .
Ну, все, господа. Я удаляюсь до 25 числа на заслуженный отдых, чего и вам желаю.
7 августа.

Он сумасшедший. Я имею в виду, что до сих пор мне казалось, что это я, но, в действительности, единственный сумасшедший здесь это он. Он смеялся сегодня. Это жутко. У него действительно кривые зубы, и когда он смеется, можно увидеть их все, а это не слишком приятно. Хотел бы я знать, что, черт возьми, он хочет, чтобы я делал с этой тетрадкой, а эти глупые разговоры, которые мы ведем? Он думает, что, подавая мне чай, он может заставить меня излить душу. Когда я спрашиваю, он просто смотрит на меня, поднимает брови, будто это что-то значит, и ждет, пока я не становлюсь таким же психом, как и он.

Все это глупая и пустая трата времени.

Так, что у нас там дальше. Главные ингредиенты Глотка Живой Смерти: асфодей, полынь, дремоносные бобы и корень валерьяны. Главные ингредиенты Глотка Мира: измельченный лунный камень, настойка чемерицы…
И снова спустя двадцать минут Гарри закрыл тетрадь и выжидающе взглянул на профессора. Он не был уверен чего именно стоило ожидать, но был уверен, что это будет… интересно. Снейп был в странном настроении, даже учитывая вчерашний инцидент, и Гарри это не нравилось, совсем не нравилось. Ему нравилось, когда его профессор был предсказуемым, угрюмым, противным и снисходительным. А это… он не был уверен, как вести себя в этой ситуации.
Гарри почти вздохнул от облегчения, когда Снейп проигнорировал его и продолжил читать. С этим он мог справиться. Он прекрасно знал, что делать, когда его игнорировали. Но Снейп просто закончил читать страницу, закрыл свой фолиант и посмотрел Гарри в глаза.
— Полагаю, ты хотел бы снова полетать сегодня.
— Я бы хотел, сэр, но…
— Но? Ну же, Поттер, выкладывай. Я не собираюсь весь день ждать, пока ты соберешься с мыслями.
Ох, голос Снейпа просто сочился презрением, о котором Гарри знал и которое принимал.
— Но я не хочу беспокоить вас. Не после вчерашнего. Я… я знаю, Мадам Помфри сказала вам, что я спас вашу жизнь, но ведь это не так. Это был несчастный случай. Я имею в виду… на самом деле, я ответственен за то, что вы чуть не умерли.
— Ясно, — Снейп поднялся и направился на кухню.
Гарри вздохнул. Только не снова!
— Вы хотите поговорить? Не могли бы вы просто… наказать меня или что-нибудь еще?
Снейп всмотрелся в него сквозь почти непроницаемый занавес волос, в то же время отмеряя чай и засыпая его в чайничек. Его темные глаза напоминали отполированный оникс и были такими же теплыми, как этот камень.
— Какое наказание, по твоему мнению, Поттер, ты заслуживаешь за свое вчерашнее поведение?
— Вы могли бы… — он заставил себя произнести эти слова, хотя отчаянно желал не делать этого, — вы могли бы забрать мою метлу, сэр.
— В этом случае ты научишься самоконтролю?
— Самоконтролю?
— Ты попугай? Неважно, — Снейп поставил чайник на плиту и облокотился на один из кухонных столов, скрестив руки на груди. — Пойми вот что: это отвратительная недостача самоконтроля заставила тебя быть таким безрассудным вчера. Это некая пресловутая гриффиндорская черта.
Гарри сжал челюсть, хотя вина и стыд переполняли его. Если бы он был способен контролировать себя, свою импульсивность, то Сириус по-прежнему был бы жив, а его друзья не пострадали бы в Министерстве. Он был ответственен за них, как и за все остальное. Ему очень повезет, если они простят его за то, что он подверг их смертельной опасности, если они вообще станут с ним разговаривать.
— Верно. Да, сэр. Я хочу научиться самоконтролю.
Снейп снова рассмеялся. В этот раз это был сдавленный смех, скрытый презрительной усмешкой, но он был направлен на Гарри, который рассердился еще до того, как услышал резкие слова мужчины.
— Давай, я просто забуду, что ты вообще это произнес? Мы оба знаем, что это неправда.
— Нет, правда. Я… Как я уже говорил вам… Я убиваю всех, кто мне близок, всех, кто рядом со мной. Моих родителей, Сириуса…
— Все они мертвы, потому что Темный Лорд хотел этого. Избавь меня от мелодрам, Поттер. Ты не можешь контролировать его действия. Только свои.
— Но если бы я не отправился в Министерство, Беллатрис… — его пронзила резкая боль, проникнувшая к нему в голову и захватившая каждую мысль о женщине, убившей Сириуса и мучавшей его, смеявшейся над его криками. Он все еще иногда мог слышать ее смех, когда было тихо. Когда он пытался уснуть. В своих снах…
— Гарри? — слова было произнесено очень близко к нему, и он инстинктивно уклонился и поднял руки, чтобы защититься от любого, кто подойдет ближе. Он дрожал от холода, лежа в темноте на каменном полу в огромном помещении. Если он сосредотачивался на смехе, он не слышал криков.
— Гарри. Скажи мне, что сейчас происходит. Где ты?
— Холодно, — сказал он. — Я не могу согреться.
— Здесь тепло, — произнес тихий голос. — Пойдем, сядешь рядом с огнем.
Кто-то попытался прикоснуться к нему руками, он отпихнул их и попятился, пока не ударился спиной о стену. Он не смеет трогать его!
— НЕТ!
— Ладно. Все в порядке, Гарри. Рядом с твоей рукой чашка чая. Возьми ее.
Он нащупал чашку и поднес ее ко рту, ничего не видя. Все было в темноте, как будто была полночь в новолуние. Но чай был горячим и немного согрел его, хотя и не до конца. Этого никогда не хватало, чтобы согреться.
— Сделай еще глоток.
Он подчинился, это было так легко. Но чашка в его руках тряслась, и он пролил немного горячей жидкости себе на подбородок. Он едва ли почувствовал это, хотя и утерся свободной рукой, трясясь словно глупый, испуганный ребенок. Его глаза наполнились слезами, он мог чувствовать их, горячие и обжигающие солью, но он посмел не позволить им упасть. Смех станет еще противнее, а он не считал, что сможет справиться с этим. Гарри зажмурился.
— Поговори со мной, Гарри, — сказал другой, тот, чья магия было столь непоколебимой рядом с ним. Затем другой вложил маленькое полотенце в его руку, чтобы Гарри мог промокнуть пятна на брюках. — Скажи мне, что происходит.
— Больно, — прошептал Гарри и судорожно вздохнул, сжав полотенце в руках и прижавшись спиной к стене. Если бы он мог просто прекратить кричать, все было бы в порядке.
— Что больно? Гарри?
— Все, — он больше не мог сдерживаться, даже чтобы прекратить ужасный, визгливый смех, который, как он знал, последует за этим. Слезы побежали по его щекам, и он не мог остановить их. Его горло и голова болели, как и все остальное… он просто хотел, чтобы все закончилось. Он сжался в маленький комочек, чтобы избавиться от боли, чтобы положить ей конец. — О, господи, больно, он причиняет мне боль.
— Кто? Гарри, кто причиняет тебе боль? — рука коснулась его.
Прикосновение обожгло и будто разорвало его на куски, казалось кости расплавились, превратившись в раскаленные осколки стекла, и он кричал. Кричал из-за каждой пролитой капли крови и каждой сломанной кости. Кричал из-за отвратительного смеха и высокого, холодного голоса, восторженно вопившего: «Давай посмотрим, как он поведет себя, если мы еще и Круциатус на него наложим, Люциус. Его агония сделает это более приятным для тебя?». А затем кто-то, задыхаясь, прошептал рядом с его ухом, вызвав у него тошноту: «О, да, мой Лорд. Пожалуйста».
— НЕТ! — пронзительно закричал Гарри. — Пожалуйста, пожалуйста, прекратите, мне жаль. Пожалуйста, мне жаль! Я буду хорошим, я обещаю! Пожалуйста, не причиняйте мне больше боли…
Рука пропала, так же как и утешавший голос, который пытался одурачить его, чтобы он остановился и послушал. Все, что осталось, это холодный камень, смех и боль.

***

Северус сидел на коленях перед тихо плачущим Мальчком-Который-Выжил и чертыхался. Он думал, что они совершили некоторый прогресс. Если не считать падения во время вчерашних полетов, не было никаких слез и срывов за почти что 48 часов, и он полагал, что это значительный шаг вперед. Но сейчас Гарри отступил на два гигантских шага назад: первый он сделал, когда закрылся в себе и умолял, что бы вся боль прекратилась, а второй, когда начал раскачиваться взад и вперед, обхватив себя руками и ни на что не реагируя. Чертова надежда чертового волшебного мира.
Флэшбэк. Он знал, из кое-какого своего опыта, что самое лучшее, это постараться вернуть Гарри здесь и сейчас. Но он не был уверен, сможет ли мальчик хотя бы выслушать его вновь, и он определенно не собирался пытаться и прикасаться к мальчику снова. Ему не нужно, чтобы этот крик повторился, большое спасибо.
Вместо этого он снова начал бормотать пустые слова, с помощью которых он надеялся как-нибудь преодолеть новую стену.
— Ты в гостиной, Гарри, в моих комнатах. Мы в Хогвартсе. Ты на шерстяном ковре, ты чувствуешь это? Здесь тепло, рядом огонь. Гарри, открой глаза и оглянись. Это моя гостиная в Хогвартсе…
Через чуть меньше получаса мальчик моргнул и взглянул на него.
— Профессор?
— Я здесь, — ответил Северус, хотя это было очевидно. — А теперь ты бы не хотел подняться с пола?
Поттер оглянулся вокруг, все еще щуря свои большие зеленые глаза за стеклами очков.
— Мы… мы в Хогвартсе?
Северус кивнул и даже не воспользовался прекрасной возможностью уязвить мальчика за недостойный размер его умственных способностей. Он должен был улыбаться в его преклонном возрасте… или быть нестерпимо сентиментальным.
— В моих комнатах. А теперь тебе не кажется, что пол с трудом подходит для того, чтобы на нем сидеть? Так что, если ты хочешь?..
— Да, сэр. Простите, — Поттер заставил себя подняться на ноги, не сделав ни единого движения, чтобы воспользоваться рукой, протянутой Снейпом, и принять помощь. Северус не был уверен, что он вообще ее заметил. Он немного качнулся, но устоял, и Северус заставил себя не хватать его за руку, чтобы поддержать. — Я… я немного устал, профессор. Могу я немного полежать?
— Ты знаешь правила, Поттер, — лучше всего продолжать держаться в установленных границах.
— Да, сэр. Простите, сэр, — Поттер провел рукой по глазам, затем слегка отдалил ее, словно удивляясь, что он может видеть ее. — Простите, я… я вроде как потерял его. Я не знаю, что случилось.
— Иди и умойся, Поттер. У тебя лицо грязное. Я сделаю чай.
Его слова были встречены слабой улыбкой признательности, и, сказать по правде, это было лучшее, на что Северус мог надеяться в данный момент. Он нашел себе занятие на кухне, пока мальчик умывался и, вероятно, переодевался. Когда Гарри вернулся, он накрыл на стол и поставил бутылочку с полупрозрачной зеленой жидкостью перед мальчиком.
— Пей. Это успокаивающая настойка.
— Да, сэр, — пробормотал Гарри и сделал так, как ему было велено, а затем пододвинул к себе одну из чашек с чаем и добавил туда сливки и сахар прежде, чем взять бисквит и откусить от него кусочек.
Северус подождал несколько минут, чтобы убедиться, что успокоительное подействовало, а мальчик выпил немного чая, прежде чем снова заговорить.
— Твои кошмары, — начал он непринужденно. Плечи Гарри напряглись, а пальцы сильнее обхватили чашку, даже несмотря на зелье.
— Да, сэр?
— Они не прекратились.
— Нет, сэр, — вздохнул Гарри и посмотрел на дно своей чашки, словно мог увидеть в ней даже больше, чем чудаковатая Трелони. — Мне жаль, если… если я продолжаю вас будить.
Северус пренебрежительно махнул рукой.
— Я упомянул это по другой причине. Ты должен защищать свой разум, когда ложишься спать. Упражнения по медитации очистят твой разум и помогут избавиться от кошмаров.
Взгляд зеленых глаз быстро переметнулся на него.
— Медитация… что?
— Ты что ничего не запомнил с наших прошлых уроков? — зарычал Северус. — Я говорю о том, когда ты очищаешь разум. При помощи дыхания, или представляя, как волны набегают на берег, или как ты там это делаешь. Медитация, мальчик!
— Я… начал Гарри, ощущая смесь шока и злости. — Но вы никогда не говорили мне ничего об этом! Дыхание? Все что вы когда-либо мне говорили, это что я должен взять эмоции под контроль и очистить свой разум! Откуда я должен был знать, как это сделать?
Северус взглянул на него в ответ.
— Я предполагал, что ты будешь искать способы сделать это вне наших уроков, которые были предназначены для более важных аспектов изучения Окклюменции, с которыми ты не смог бы справиться самостоятельно, — он наклонился вперед и ткнул пальцем в сторону мальчика. — К примеру, ты мог бы провести исследование о методах очистки разума, возможно, с помощью всезнайки, с которой проводишь так много времени. Несомненно Мисс Грейнджер смогла бы найти для тебя в библиотеке большое количество книг о технике медитации, если уж ты не способен воспользоваться своим мозгом размером с горошину, чтобы собрать данные!
В кой-то веки Гарри молча уставился на него. Но было бы слишком, надеется, что это продлится долго, однако, Сопляк-Который-Выжил открыл свой рот и пробормотал:
— Вы могли бы упомянуть об этом.
Сквозь сжатые зубы, Северус процедил:
— Ты впустую тратил мое время. Ты никогда не воспринимал тренировки серьезно и имеешь наглость критиковать меня?
В миг все лицо, шея и уши мальчика покраснели, и он сгорбился над своим чаем, снова что-то пробормотав.
— Что такое, мальчишка? Говори!
Задержав дыхание, Поттер посмел поднять взгляд на Северуса и каким-то чудом удержать его.
— Я сказал, что сожалею, сэр, — в его голосе смешались раскаянье и стыд, и Севеурс поднял брови. — Мне правда, жаль. Вы правы. Мне… мне жаль, что я такая пустая трата времени. Если бы я смог все исправить, я…. — он сжался, и в этот раз Северус ничего не сказал по этому поводу.
— Ты не пустая трата времени, — сказал он, после затянувшего молчания, в течение которого он снова брал свой гнев под контроль. — Но твой недостаток самоконтроля над эмоциями и разумом делает тебя ответственным за твоих друзей, за себя и за то, за что мы сражаемся.
— Да, сэр.
Мальчик выглядел совершенно запуганным, но в его покорности не было ничего удивительного. Гарри был сломлен, напомнил Северус самому себе. А ему не нравилось играть со сломанными вещами.
— Возможно… — Северус вздохнул и опровергнул свое лучшее суждение. — Возможно, я мог бы поручить тебе читать материл, который мог бы направить твои попытки очистить разум. Ты все еще можешь прочитать и использовать эту информацию, и мы могли бы еще раз попробовать с Окклюменцией.
— Правда? — мальчик выпрямился, сидя на стуле. Надежда светилась в его глазах. — Я имею в виду, это было бы здорово, сэр. Спасибо!
Так легко, вновь подумал Северус. Было бы так легко обратить мальчишку против всех и вся, будь у него чуть больше желания. Потребовалось бы лишь пара добрых дел и мягких слов. И все же, если он был их единственной надеждой… Что ж. Если это действительно так, то Северусу нужно удостовериться, что Поттер снова встанет на ноги и в его распоряжении будет все возможное оружие.
Он просто хотел, чтобы у него было больше времени.
TBC . . .
Прошлым вечером он дал мне книгу под названием «Тысяча и один способ сконцентрировать силу разума», которая была бы чертовски полезной, ох, не знаю, примерно шесть месяцев назад! Не хотелось бы заморачиваться на эту тему, потому что он в отвратительном настроении с тех пор, как предложил мне снова заниматься Окклюменцией, а я не хочу снова почувствовать, что мою голову словно откусили. Честно говоря, он меня немного беспокоит, потому что не ведет себя мерзко (вот тебе, Гермиона!) (прим. пер.: см. 12 главу) все время, что действительно странно. Но сейчас он снова вернулся к своей отвратительной, мерзкой натуре (и если вы читаете это, профессор, я не имею в виду ничего плохого, как вы могли подумать), так что я могу расслабиться. Немного.

Во всяком случае, я не знаю, во что он играет, притворяясь, что заботится обо мне и спрашивая о моем проклятом детстве. Непохоже, что он будет высмеивать меня за это, разве что его слизеринцам нужен хороший повод для смеха.

Но это книга оказалась полезной. Я скажу ему об этом. Я прочел примерно половину прошлым вечером и даже использовал одну из этих «техник медитации», о которых он ни разу не удосужился мне рассказать. Перед тем, как лечь спать, я пытался воспользоваться слоем чего-то поистине непроницаемого, вроде камня, чтобы скрыть кое-какие мысли и воспоминания. Насколько неотесан камень, настолько он может скрывать их, не раскалываясь. Мой был весьма шершавым, так что, полагаю, он мог бы долго продержаться.

Так или иначе, у меня были кошмары — на самом деле, трудно вспомнить время, когда их не было — но в это раз не всю ночь. И, как и в начале лета, они были о Хедвиг, и моем ублюдке дяде, и о Сириусе, но не… но не о том, что случилось позже.

Но я не собираюсь писать об этом, Снейп! Ты меня слышишь? Так что ты можешь читать этот глупый, дурацкий дневник. Я в порядке! Просто оставь меня в покое!

В конце концов, кем он себя возомнил?

Итак. Главные ингредиенты Удушающего газа: истолченный рог граптолита, сок из пиявок, крысиные селезенки и измельченные скарабеи…
Двадцать минут прошло, однако Гарри не торопился закрывать тетрадь. Вместо этого он написал в конце: Почему всё всегда так сложно?
Гарри уставился на только что написанное предложение, а затем перечеркнул его и с хлопком закрыл тетрадь. Он не будет себя жалеть, сокрушаться и уж точно не будет повторять чертово нытьё! И его не волновало, насколько сильно Снейп изводил его или же не делал этого.
— Профессор? — спросил Гарри, повернувшись к столу спиной. — Могу я сегодня полетать?
Оторвавшись от своей книги, Снейп взглянул на него, но сразу ничего не сказал.
— Пожалуйста?
— Очень хорошо, — наконец, ответил профессор. — Полагаю, ты будешь ещё более никчемным во время нашего урока, если я не удовлетворю твою потребность побыть на свежем воздухе. Но после мы выпьем чаю, — его губы почти незаметно дернулись — Если я не буду слишком плохо себя чувствовать.
Это должно быть шутка? Гарри нахмурился. Несомненно, Снейп бы не стал шутить о своей, можно сказать, гибели! Опять, подумал он, вспомнив, как мужчина подшучивал над гарриным списком смертельных ситуаций. Может быть, Снейп считает естественным, смеяться над вещами, касающимися смерти и умирания.
Гарри почти мог это понять. Если бы он не смеялся над некоторыми вещами, то, несомненно, кричал бы. Ох, конечно, такие события, как встреча с троллем на первом курсе или даже меч, вытащенный из шляпы, на втором, не казались забавными в то время. Но сейчас? Сейчас он мог оглянутся назад и рассмеяться. Вроде. Как же это все было безрассудно: он сражался с василиском, который был тяжелее его на миллион тонн и вдобавок имел ядовитые клыки, простым острым кусочком метала? Даже если чудовище было слепо? Теперь он лучше других знал, что слепота не делает тебя беспомощным.
В любом случая, не совсем.
Безжалостно затолкав мысли об этом под камень, он кивнул:
— Ладно. Если я вас не убью, то мы можем попить чай после.
Снейп приподнял бровь, и его рот снова нервно дернулся — может у него развивается тик? — перед тем, как он встал и отложил книгу.
— Моя метла? Мне сложно представить, что ты смог поймать и её тоже.
— Нет, сэр. Но вчера, когда вы готовили зелья в лаборатории, ее доставили через каминную сеть. Думаю, Дамблдор отыскал ее.
— Ах. И куда ты её поставил?
Гарри кивнул в сторону ближайшего к двери книжного шкафа.
— В углу.
Он встал и потянулся, напрягая плечи в недавно ушибленных местах.
— Это неплохая метла, сэр. Но она ничто, по сравнению с Молнией.
— Я уже понял это, — Снейп взял метлу и взглянул на Гарри. — Во избежание недоразумений, ты должен оставаться в пределах поля по горизонтали и не превышать кольца более, чем в два раза. Я ясно выразился?
— Да, сэр, — он запнулся, а затем продолжил: — Могу я воспользоваться снитчем из школьного набора? Я хотел бы попрактиковаться. Это не настоящий квиддич, просто… просто погоня за снитчем.
Снейп поджал губы.
— Я думаю, нет, — он поднял руку, когда Гарри собрался возражать. — Не в этот раз. Снитч не может соблюдать рамки, которые я установил. А чтобы защитить тебя, мне, по крайней мере, нужно видеть тебя.
Гарри стиснул зубы и сумел — еле-еле — не начать спорить. Он знал, что профессор прав. Хотя это и не означало, что ему это нравилось. Так что он ухватился за сказанные Снейпом слова:
— Вы сказали «не в этот раз». Как-нибудь вы мне позволите?
— Я обсужу этот вопрос с директором.
— Но вы…
— Я обсужу это с ним, Поттер. Я не буду давать тебе ложных обещаний.
Это остановило его. Таков был Снейп. Он не давал обещаний, если не знал, сможет ли их сдержать. Это было одно из тех качеств, которые Гарри на самом деле ценил в этом человеке. Это и то, что он всегда обращался с ним как с личностью, пусть даже инфантильной и высокомерной, а не просто как со знаменитостью со шрамом.
— Да, сэр, — повторил он, отправившись за метлой.

***

Полёты были великолепны! Иногда, как и в последнее время, они были единственным, из-за чего стоило вылезать из постели, а так же лучшим событием повседневной жизни. Во время полетов он словно… дышал, но вдыхал веселящий газ, потому что он едва ли мог сдержать улыбку, находясь в воздухе, сжимая метлу между колен, взмывая над землёй так, чтобы ветер бил в лицо, и совсем ничего не могло его побеспокоить.
Сдержать обещание и остаться в — чисто случайных, подумал он — границах, установленных Снейпом, было сложно, но он справлялся, и ничто не могло помешать ему наслаждаться полётом. Ни надзор Снейпа, ни его редкие окрики «Следите за скоростью, Поттер».
Все закончилось слишком быстро, и Снейп фактически насмехался над ним — юношу встревожило, что вид этой усмешки успокоил его — когда сказал, что каждый день Гарри может проводить в воздухе столько времени, сколько он тратит на свой дневник.
Гарри застонал, но ведь он еще не преодолел и половины алфавитного списка зелий. Он легко завтра мог бы растянуть их переписывание на час или даже больше!
Вернувшись обратно, Гарри занял свое привычное место за столом и заерзал, в то время как Снейп готовил чай. Он по-настоящему ненавидел эти беседы. Ему не нравилось терять контроль над чувствами, когда Снейп заставлял его говорить больше, чем ему бы хотелось. Всё внутри него переворачивалось, когда он чувствовал, что мерзавец словно отрывает пластырь, тщательно скрывающий его раны, и выставляет их напоказ.
Так что Гарри был почти приятно удивлен, когда Снейп, сделав первый глоток, сказал только:
— Расскажи о Сортировочной Шляпе.
— Что?
— Ты как-то упомянул, что Шляпа было другого мнения о том, куда тебя отправить. Мне любопытно узнать, что ты имел в виду.
Несколько долгих мгновений Гарри пристально всматривался в него, а затем пожал плечами. Могло ли это причинить боль?
— Шляпа хотела отправить меня в Слизерин. Но я не захотел, так что вместо этого она определила меня в Гриффиндор.
Снейп замер, не успев поднести кружку ко рту и распахнув свои черные глаза шире, чем Гарри когда-либо видел:
— Почему, скажи мне на милость?
Вздохнув, Гарри признался:
— Ну, Хагрид говорил, что все плохие волшебники учились на Слизерине, и в тот день я только узнал, что мои родители были убиты Темным Лордом, поэтому я не хотел стать похожим на него. — Было тяжело, очень тяжело удерживать все мысли об этом монстре под толстым слоем камня, но если он не будет этого делать, то, говоря на чистоту, он развалится на куски.
— А кроме того, Малф… — он вздохнул, ощущая сильное головокружение. Комната поплыла перед глазами, и он покрылся потом, словно таскал камни. Его тошнило, он, правда, правда, был…
— Дыши, Гарри, — голос раздался так близко, что Гарри чувствовал колыхания воздуха на лице. — Сделай один вздох, давай. Вдохни.
Он с трудом подчинился, но его внутренности болели, и он прижал руки к животу и полностью поднялся с пола. Он попытался вздохнуть, но это только снова вызвало тошноту. Камень, он должен заключить в камень эти воспоминания, иначе просто лишится внутренностей. Он продирался к нему через болото воспоминаний, затягивавших его в темноту. Он едва заметил шепотом произнесенное «Scourgify», не говоря уж о «Просто дыши, черт тебя подери», в то время как его пальцы, наконец-то, отыскали неровную поверхность камня и затолкали под серую плиту ужас недавних событий.
И тогда он вздохнул.
Задыхаясь от кислой желчи, пока кто-то — О, да. Снейп. — не протянул ему стакан с водой, чтобы он прополоскал рот. Гарри приложил руку к глазам. Он ненавидел это. Он ненавидел Снейпа, и чай, и глупые, дурацкие воспоминания — все!
Стакан был гладким на ощупь, и Гарри сжал его сильнее, желая, чтобы Снейп сейчас же ушел и оставил его в покое.
— Сейчас всё в порядке? — спросил Снейп, и Гарри почти запустил в него стаканом.
— Ага, просто замечательно. Спасибо за беспокойство.
Ответом на его угрюмые слова было молчание, и это дало ему возможность поднять взгляд. Снейп нахмурился — большой сюрприз — но не казался злым, просто… встревоженным?
— Правда, — сказал Гарри, пытаясь положить конец этой теме. — Теперь со мной все в порядке.
— Сегодняшний случай был гораздо короче вчерашнего.
— Да? — на самом деле, Гарри не хотел об этом знать, но ему было немножко любопытно. Болезненно, можно сказать. — Сколько это продолжалось?
Снейп холодно взглянул на него.
— Вчера прошло почти пол часа прежде, чем ты вспомнил, где находишься. Сегодня всего пятнадцать минут.
— Ну, хорошо. К началу учебного года, я буду сходить с ума всего на пару минут в день.
— Ты не сумасшедший, — сказал Снейп, и ещё больше нахмурился.
— Можете продолжать меня дурачить, — Гарри сделал большой глоток воды, который помог уменьшить жжение в горле. — Послушайте, не могли бы мы больше не говорить об этом?
— Конечно, — Снейп скривил губы в своей привычной усмешке. — Но ты мне объяснишь до конца, почему не пожелал быть на моём факультете.
Гарри попробовал вздохнуть. Он просто заставил себя вспомнить, что Драко не его отец. Ладно, он может это сделать. Он выдохнул и опустил взгляд на полупустой стакан.
— Я встретил… Драко, когда с меня брали мерки, чтобы пошить мантию, и он был очень похож на моего кузена Дадли. Он завел разговор о том, как, в обход правилам, пронести в школу метлу, если уговорит родителей купить ее, а потом начал смеяться над Хагридом, который, как я уже говорил… — его горло сжалось и он не смог продолжить.
— Купил тебе первый подарок. Я помню.
— Э, да, — Гарри покачал головой и отбросил воспоминания. — Так вот, Mа… Драко был уверен, что попадет в Слизерин, куда и должны попадать все хорошие, выращенные не магглами волшебники, а «другой сорт» даже не заслуживает того, чтобы посещать Хогвартс. После он сказал ещё несколько других неприятных вещей, и я решил, что не хочу быть с ним в одном доме. Таким образом, я позволил шляпе отправить меня на любой факультет, кроме вашего. Я не хотел, чтобы меня и в новой школе ненавидели.
— Понятно, — когда Гарри снова поднял взгляд, он увидел, что Снейп вернулся на своё место и положил руки на стол, сцепив их в замок. — Полагаю, теперь ты понял, что не все «плохие» волшебники учились на Слизерине.
— Ну да. Вроде Петтигрю.
— Да, — что-то изменилось во взгляде Снейпа, и Гарри не мог подобрать этому точного названия. — Кроме того, не все слизеринцы собираются быть плохими.
— Я знаю это, — он не стал добавлять «теперь», так как был уверен в том, что Снейп в любом случае это поймет.
— Мм, — Снейп наклонился вперед и устремил взгляд на Гарри, пока тот не отвернулся, после чего снова откинулся на спинку стула. — Я думаю, ты должен был позволить шляпе определить тебя туда, куда она и хотела.
— О, да? Зачем?
— Во-первых, — протянул Снейп, — мы бы смогли избежать многих… недоразумений между нами. Как ваш декан я нес бы личную ответственность за твое благополучие.
Гарри, фыркнув, рассмеялся.
— Вы и так частенько это делали. Вы спасли меня от Квирелла на первом матче по квиддичу, и от Ремуса, когда тот превратился в волка. И от… вы знаете.
Снейп кивнул.
— И все же, будь ты в Слизерине, я мог бы получше сдерживать свою…
— Ненависть? Брезгливость? Или ошеломительное, всепоглощающее отвращение, которое появляется у вас при упоминании Поттеров, в сочетании с желанием увидеть мою голову в вашей лаборатории?
— Именно, — губы Снейпа снова дернулись.
Приподняв брови, Гарри одарил его самой нахальной улыбкой, на которую только был способен.
— Да, это было бы неплохо.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.