!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Школа цинизма

19.01.2017

Глава 12

С некоторых пор пятница стала у Гермионы самым нелюбимым днём недели. Хотя её настроение по поводу этого дня разделял теперь весь седьмой курс Гриффиндора – и причина здесь была банальной донельзя. Занятия у Амикуса Кэрроу.
Если бы не преподавание, Гермиона ничего не имела бы против таких занятий. С тех пор, как они от заклинаний перешли к приёмам борьбы, Гермиона стала рассматривать эти уроки аналогом физкультуры в маггловских школах. Если бы не жестокость, которой учили здесь студентов. Кэрроу хоть и зорко следил за учениками, только поощрял, если тренировка выходила за рамки отработки приёмов борьбы и превращалась в обычную драку. Чаще всего растаскивать дерущихся приходилось самим ученикам – Кэрроу не делал никаких попыток остановить происходящее, даже если всё это становилось опасным для жизни.
Гермиона вообще удивлялась, почему на этих занятиях пока обходилось без травм – а ведь, казалось, ничего не удерживало Гойла от того, чтобы проломить Рону череп, или Миллисенту Булстроуд от того, чтобы не переломать пальцы Лаванде. Гермиона в такие моменты подсознательно ждала, что кого-нибудь сейчас придётся отправлять с травмами в медицинское крыло.
..и дождалась. Невилл вдруг закричал от боли, отпрянул в сторону и согнулся пополам, прижимая левую руку к груди. Хватало одного взгляда, чтобы понять, что Малфой сломал ему запястье. Слизеринец только отошёл назад и, усевшись на парту, достал из сумки пачку сигарет. Гермиона не удивилась бы, если бы он закурил прямо в классе, но он только прокручивал сигарету в пальцах, глядя на всех с полным ненависти выражением лица, которое не покидало его с момента прихода в класс.
— Ублюдок, ты же ему руку сломал, – крикнула в запале Гермиона, бросаясь к Невиллу.
— Скажи спасибо, что не шею, – выплюнул Малфой, отворачиваясь, и этим давая понять, что оправдываться и извиняться он не будет.
— Мисс Грейнджер, отведите мистера Лонгботтома в медицинское крыло, – распорядился Кэрроу. – Остальные продолжают занятие.
Студенты загалдели, обсуждая происшедшее и становясь обратно на свои места. Гермиона подхватила вещи Невилла и вместе с ним вышла из кабинета. Парень шёл, прижав руку к груди, с исказившимся от боли лицом, но не проронил ни слова, боялся показаться слабым.
— Давай я наложу обезболивающее заклинание, – предложила Гермиона, когда они оказались в коридоре.
— Не надо, — сквозь зубы прошипел Невилл. – Лучше пойдём быстрее в медкрыло. И не надо мстить Малфою за это, только сами проблем огребёте.
— Ты это мальчишкам скажи, я-то голову не потеряю, – грустно усмехнулась девушка.
Сдав Невилла мадам Помфри и дождавшись её вердикта («Сломано запястье, до завтра полежит в медицинском крыле, пока кости не срастутся, но потом будет как новенький»), Гермиона отправилась к себе. Гарри и Рон до сих пор были на занятии – Гермиона могла только надеяться, что они не полезут с Малфоем в драку прямо там.
Драки бы в любом случае не получилось – Малфой уже был в общей гостиной. Сидел на диване, роясь в своей сумке. Гермиона упёрла руки в бока и посмотрела на него сверху вниз.
— Ну и что это было? – спросила она.
— И тебе привет, Грейнджер, – усмехнулся Малфой, не прекращая своего занятия. – Даже странно, что ты не вернулась на урок. Где-то кто-то сдох и воняет?
Его равнодушный сарказм вывел Гермиону из себя, хотя она и научилась сдерживаться в ответ на его оскорбления. Но сейчас беспокойство за друга и собственная, пусть и короткая драка с Паркинсон на уроке, взяли своё – она вырвала у Малфоя из рук сумку, толкнула его на спину и сжала его горло рукой.
— Это ты у меня скоро сдохнешь, ублюдок, – прошипела она, упираясь одним коленом в подушки дивана, чтобы не упасть. – Мне плевать, какие у тебя проблемы, но не смей, понял, не смей вымещать их на моих друзьях.
Он её не испугался – пусть и смотрел на неё снизу вверх и её рука сдавливала его горло. Всё смотрел таким же презрительным, оценивающим взглядом, словно примеривал, насколько ей хватит сил его так душить.
— А то что? – с интересом переспросил он. – Позовёшь Поттера и Уизли? Будь добра, не пугай меня своим глупым благородством.
Её верхняя губа дёрнулась, как у хищного животного перед броском на жертву. Малфой, сощурившись, смотрел на её лицо. Ничего не говорил, не угрожал, но одного его взгляда хватало, чтобы ей уже стало страшно. Гермиона почувствовала себя жалкой собачкой, которая тяфкала на тигра, а тот только наблюдал за ней, в уме представляя, как убьёт её одним ударом когтистой лапы.
— Вот вы, гриффиндорцы, – сплюнул Малфой, отбрасывая её руку. – Готовы в дерьмо друг за друга влезть. И других хотите затянуть.
— Это даже не благородство, Малфой, – произнесла Гермиона. – Это дружба. Ты, наверное, даже не знаешь, что это такое.
— Грейнджер, знаешь, почему у меня нет друзей? Потому что любой друг может оказаться врагом. Тебе никогда не приходило в голову?
— Приходило. Не раз. И я даже знаю примеры.
— Только, видимо, не задумывалась об этом. А зря. Потому что с таким же успехом враг может оказаться другом.
Нахмурившись, Гермиона отошла от дивана. Малфой распустил узел галстука, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и призвал к себе из стола бутылку огневиски.
— Что ты имеешь в виду? – спросила девушка.
— А мне казалось, с логикой у тебя всё в порядке, Грейнджер, – усмехнулся он. – Я ничего не имею в виду. Я просто хочу тебе сказать, что вы настолько узко мыслите, что не замечаете и половины, что творится в мире.
— А ты, значит, знаешь больше? Гордишься своим положением при Волдеморте?
— Да, Грейнджер, горжусь, – он улыбнулся, поставил бутылку на стол и встал, так и не налив себе. – Я не считаю зазорным быть на стороне победителя.
— Так значит, ты признаёшь, что ты на стороне Сам-знаешь-кого? – спросила Гермиона, смотря ему прямо в глаза. Это, казалось, была такая новая игра – кто кого пересмотрит. Ни один из них не хотел уступать, оба были слишком гордыми и упрямыми.
— Я на своей стороне, – мрачно отозвался Малфой.
Гермиона резко сделала шаг вперёд и, схватив его за левую руку, задрала ему рукав рубашки. К её удивлению, Малфой не сделал ни малейшего движения помешать ей. Только молча наблюдал, как она рассматривает его чистое предплечье.
— Что, Грейнджер, облом? – он усмехнулся. – Ожидала увидеть здесь татуировку?
— Я… – она хотела отойти, но он схватил её за запястье и заставил стоять на месте.
— А знаешь, Грейнджер, метка ведь ничего не значит. Не обязательно быть меченым, чтобы быть приближенным к Тёмному Лорду. И уж тем более не обязательно ходить с изуродованной рукой, чтобы быть его сторонником.
— Отпусти, – прошептала Гермиона, пытаясь высвободить руку.
— Нет, Грейнджер, – он холодной улыбнулся. – Спорим, ты не знала, что сторонники Лорда есть даже среди магглов?
— Я же сказала… – смысл его слов дошёл до неё не сразу. – Что?
— Что слышала. На войне ведь все средства хороши. И союзники хороши любые, особенно если от них всё равно потом рассчитываешь избавиться.
— Неужели сверхчистокровные Пожиратели Смерти пачкают себя общением с магглами, – рассмеялась Гермиона.
— Если есть толк, – Малфой улыбнулся. – Кто как не ты утверждал, что магглы ничуть не хуже магов? А это правда, Грейнджер? Мне всегда было интересно, каковы магглянки в постели?
Гермиона дёрнулась.
— Ты ненормальный. Наверное, результат кровосмешения.
Светлые глаза Малфоя моментально потемнели, став похожими на волчьи.
— Не говори о том, чего не знаешь.
— Не знаю чего, Малфой? – Гермиона хохотнула, хотя понимала, что смех истерический и скорее является защитной реакцией психики в ответ на страх. – Того, что все чистокровные семьи приходятся друг другу родственниками? А ты знаешь, что ты состоишь в родстве с Уизли и Поттером?
— Не смей путать меня с этими предателями крови, — прошипел Малфой.
— Что, правда глаза колет? – ей доставляло извращённое удовольствие видеть, как искажается от ненависти его всегда равнодушное лицо. – Да и Лонгботтомы, думаю, тебе тоже родня. Поинтересуйся как-нибудь у своего папаши вашей родословной.
Она уже не боялась. Страх опьянял, дарил чувство свободы, заставлял продолжать дальше, говорить прямо ему в лицо, видя своё отражение в его зрачках. И Гермиона наслаждалась этим чувством.
— Как видишь, я знаю, о чём говорю. А вот ты, похоже, не очень. Говоришь, интересно, какие магглянки в постели… А давай, а? Давай ты снимешь простую шлюху в Лондоне, оттрахаешь её в своём магическом фамильном особняке, а потом поделишься впечатлениями. Мне тоже очень интересно, чем маггловские потаскухи лучше Пэнси Паркинсон.
Всё таки она переборщила. Не выпуская её запястье, Малфой другой рукой залепил ей пощёчину. Голова Гермионы метнулась в сторону. Но обиды не было. Как и страха. Даже боль только подстёгивала её.
— А в постели ты их тоже будешь бить? – она подставила другую щёку. – Ну, давай, ударь ещё раз, теперь с этой стороны. – Она перестала издеваться и замерла, уставившись прямо ему в глаза. – Каково это, Малфой – когда что-то происходит не так, как ты задумывал?
Он не отвечал. Стоял, наклонив к ней голову, так что его чёлка падала ей на лоб, и смотрел в её глаза. Оба тяжело дышали – она от долгой речи, он от гнева. А Гермиона за ним наблюдала – смотрела, как он выплеснет этот гнев, что сделает с ней теперь.
Она уже практически ждала, что он её сейчас поцелует – слишком уж маленькое расстояние было между их лицами. Если сосредоточиться, она могла почувствовать его дыхание на своей коже. Всё это было… как-то неправильно. Ложно. Как на полотнах художников-сюрреалистов.
Он не стал её целовать. Он нагнулся и мягко дотронулся щекой до её скулы. Почти незаметно, но почему-то это причиняло боль. Такую боль, которая парализовала всё тело, не позволяя шевелиться.
— Когда-нибудь, Грейнджер, – едва слышно прошептал он, – я получу ответы на все свои вопросы. Когда-нибудь, я расскажу тебе, чем чистокровные лучше грязнокровок. Может быть, это будешь ты, а может, простая шлюха с маггловской улицы в Лондоне. – Он коснулся её щеки холодными губами. – Как тебе такая альтернатива, грязнокровка?
— Ты сумасшедший, – задыхающимся голосом повторила Гермиона, сама не желая прерывать этот еле заметный контакт между ними и проводя кончиком носа по его щеке. – Как и твой хозяин.
— Тогда почему ты стоишь на месте, Грейнджер? – ей показалось, или Малфой улыбался? – Если я опасен, то почему ты не бежишь? Ты боишься меня, Грейнджер?
— А стоит?
Они сейчас были похожи на котов, которые трутся друг о друга мордами, играют ушами, а потом, откатившись, выпускают когти и раздираюсь эти уши в клочья.
— Ты меня боишься… – Малфой откровенно смеялся. Гермиона не видела его лица, но слышала по его голосу. Голова отяжелела, как после бутылки крепкого вина, глаза закрывались. Усилием воли она заставляла себя не отключаться.
— И, признай, тебя это возбуждает, – всё также тихо произнёс Малфой, проводя по линии её подбородка кончиком языка. – Смешно, правда? Кто бы знал, что бесстрашную гриффиндорку может так возбуждать страх?
— Подонок, – Гермиона опять постаралась вывернуться, но он держал её слишком крепко. А она даже не заметила, что он отпустил её руку и теперь обнимает её за талию, намертво приковав к себе.
— Да, – он наконец посмотрел ей в глаза. – И тебе это нравится.
Стоило увидеть смех на его лице, чтобы прийти в себя. Словно подуло холодным ветром. Гермиона дёрнулась, оттолкнула от себя Малфоя. И принялась поспешно одёргивать свитер, стараясь не замечать, каким весёлым взглядом смотрит на неё Малфой.
— А в объятиях Уизли ты также дрожишь? – хриплым голосом спросил парень.
Гермиона медленно повернулась к нему. Стоило огромных трудов не сорваться и не ударить его.
— Пошёл ты к чёрту, Малфой.
— Обязательно! – рассмеялся он, когда она уже готовилась выйти из гостиной. – Передам ему от тебя привет.

~~~~

С каждым новым собранием АД они всё глубже и глубже погружались в изучение Тёмной магии – члены отряда поддержали идею Гермионы, что «врага надо знать в лицо». Но староста девочек, глядя на робкие попытки ребят поставить блок на воображаемое заклинание, не могла сдержать грустной улыбки – многие наивно верили, что им не придётся применять эти заклинания в жизни, и они так и останутся теоретическими знаниями.
Гарри, как ни странно, поддержал её идею, хотя его реакции Гермиона боялась больше всего. Но негативней всего отнёсся к планам Рон – сначала он заявил, что они ничем не будут отличаться от Пожирателей Смерти, если будут практиковать Тёмную магию, потом – что он не будет в этом участвовать. Но когда Тонкс сообщила, что приспешники Волдеморта используют против магглов маггловское же оружие, передумал, и теперь занимался наравне со всеми.
Разумеется, они не ставили себе целью обучиться Тёмной магии – они учили контр-заклинания, способы защиты, её признаки. Но Гермиона, занимаясь анализом литературы, узнавала гораздо больше, чем сообщала остальным. Часто она видела в книгах такие заклинания, по сравнению с которыми даже «Авада Кедавра» казалась столь же простым, как и манящие чары. И эти заклинания врезались в память, как не запоминались задания профессора Флитвика. «Тёмная сторона всегда легче», — вспоминала Гермиона идею какого старого маггловского фильма о других мирах.
И эти знания, по кусочкам, кирпичиками, откладывались в её голове. Смешно – лучшая ученица Хогвартса, примерная девочка, знала больше заклинаний по Тёмной магии, чем многие из старых профессоров. Когда-нибудь ими предстояло воспользоваться – Гермиона старалась не думать об этом, но понимала, что этот момент неизбежно настанет. Иногда она порывалась научить всему и Гарри – но всякий раз останавливалась. Гарри – идеалист, верящий в то, что добро способно победить зло только потому, что это добро. Этому его научил Дамблдор, а Гарри верил погибшему директору, как никому другому. Он не принял бы даже малейшей помощи Тёмной магии, как когда-то много лет назад не принял дружбу Драко Малфоя.
А Гермиона не видела ничего предрассудительного в том, чтобы платить врагу той же монетой. Она понимала, что она мыслит не как гриффиндорка, и уж тем более не как подруга Гарри Поттера – но, похоже, она слишком много общалась с Малфоем.
— Ладно, – она отряхнула брюки и поджала губы. – Пока, думаю, достаточно. И так все вымотались.
Сегодня все практиковались в беспалочковой магии – пытались притянуть к себе лежащие в другом конце комнаты палочки и оттолкнуть летящие в них бумажные шарики, тренируя заодно и реакцию. К концу собрания более-менее сносно отбиваться от шариков получилось только у Гарри, Джинни, Эрни Голдстейна и, как ни странно, у Лаванды. Последняя потом смущённо призналась, что представила на месте шариков пчелиную стаю и отбивалась, как от насекомых. Рон при словах о насекомых побледнел, а близняшки Патил захихикали.
— Гермиона, на следующем собрании продолжим? – спросил Симус Финниган, поправляя на шее галстук.
Гермиона посмотрела на однокурсника. Улыбнулась, вспомнив его неумелые попытки поухаживать за ней на пятом курсе. С тех пор они мало общались – дальше дежурных «привет, как жизнь?» и «удачи, ещё увидимся» разговор никогда не заходил. Что не мешало Гермионе относиться к парню с симпатией.
— Наверное. Будем тренироваться, пока не научитесь отправлять назад летящие в вас тарелки.
— А почему тарелки? – не понял Симус.
— Ну, это на случай, если жена будет скандальная, – улыбнулась Гермиона.
Финниган рассмеялся, махнул рукой и направился к своим друзьям. Гермиона принялась застёгивать сумку.
— Ты идёшь? – окликнул её от дверей Рон.
— Да, сейчас! – Гермиона защёлкнула пряжки и подошла к друзьям. Они уже хотели выйти в коридор, как неожиданно дверь открылась. Все, как по команде, выхватили палочки – слишком уж хорошо помнили разоблачение АД на пятом курсе. Но сейчас, к облегчению Гермионы, появилась Макгонагалл.
— Надеюсь, вы уже закончили? – спокойно поинтересовалась она, окидывая учеников взглядом поверх очков. – Я бы хотела поговорить с мистером Поттером.
Она не делала ни малейших попыток остановить студентов, выходящих из комнаты. Ученики, один за другим, выскользнули в коридор, бросая друг на друга недоумённые взгляды. Гермиона, Рон и Джинни остались в комнате вместе с Гарри.
— Что-то случилось? – спросил Гарри, когда выходивший последним Дин Томас закрыл за собой дверь.
— Случилось, – кивнула Макгонагалл. – Аластор Грюм пропал.
Гермиона внимательно следила за Гарри. Сначала его лицо ничего не выражало. Потом по нему промелькнуло неверие. А потом, словно он разом осознал услышанное, шок.
— Когда?
— А вот этого, мистер Поттер, никто не знает. После встречи с вами он должен был с помощью портала отправиться в Грецию и уже оттуда вернуться в Албанию. Но только что Виктор Крам, с которым они работают в паре, сообщил, что мистер Грюм не возвращался. Учитывая, что мистер Люпин лично наблюдал, как мистер Грюм взял портал, вывод напрашивается неутешительный
— Портал подменили… – докончила Джинни шёпотом.
— Что очень маловероятно, поскольку его создавали уже в Норе, – вздохнула Макгонагалл. – Либо мистер Грюм пропал по возвращении в Афины, либо наши враги нашли способ прервать перемещение с помощью портала.
— А это возможно? – недоверчиво спросила Гермиона.
— Практически нет. Для этого необходимо знать точные места расположения портала и их настройки. Не говоря уж о точном времени и виде портала…
— То есть теоретически это возможно? – прервала профессора Гермиона.
— Теоретически – да. Но практическая возможность стремится к нулю.
— А Тёмная магия на такое способна?
Макгонагалл посмотрела на свою лучшую ученицу.
— Мисс Грейнджер, я понимаю, о чём вы думаете. Но, к сожалению, не могу ответить на ваш вопрос. Думаю, кроме профессора Снейпа никто не может на него ответить.
— Ну уж Снейпа мы тоже не будем спрашивать, – произнёс Гарри, сжав руку в кулак.
Макгонагалл повернулась к нему, казалось, что-то хотела сказать, но промолчала.
— Я не хочу, чтобы кто-нибудь, кроме вас ещё знал об этом, – сказала она. – Я думаю, вам всё-таки стоит быть в курсе реальных событий. Но не мстите за него.
— Мы понимаем, профессор, – со вздохом кивнула Джинни.
Макгонагалл ещё раз окинула всех взглядом.
— Тогда, думаю, нам стоит покинуть эту комнату.
Все направились к выходу. Гарри, Рон и Джинни уже были в коридоре, но Гермиону Макгонагалл задержала.
— Мисс Грейнджер, вы сегодня патрулируете школу?
— Да, – кивнула Гермиона.
— Думаю, вам не стоит сегодня патрулировать подземелья.
— Почему? – девушка нахмурилась. Патрулирование школы было одной из обязанностей старост, а пренебрегать своими обязанностями Гермиона не привыкла. Хотя она бы удовольствием держалась от подземелья Слизерина подальше.
— Просто не стоит, – туманно ответила Макгонагалл. – Думаю, профессор Снейп лично приглядит за дисциплиной.
— Но… – Гермиона хотела сказать, что Снейп уже давно не декан Слизерина, но под взглядом Макгонагалл прикусила язык. Всё было на самом деле не так. Макгонагалл просила её не спускаться туда, потому что сегодня там что-то намечалось.
— Я поняла, профессор.
Они вышли в коридор. Декан, кивнув на прощание Гермионе, направилась в сторону лестницы, а Гермиона догнала друзей.
— Гарри, можешь одолжить мне вечером свою мантию? – выпалила она, хватая Гарри за плечо.
— А зачем тебе? Тебе же все дороги открыты, как Старосте школы?
Мерлин, Поттер, ну в кого ты такой подозрительный? Неужели ты не можешь не задавать вопросов?
— Надо. Пока ничего не могу вам сказать, поскольку сама не уверена. Думаю, одну ночь ты переживёшь, если не попрёшь на Башню. Ну так что?
— Ты же не в кабинет Снейпа хочешь забраться?
— Хорошая идея, но нет, не туда, – усмехнулась Гермиона. – Я зайду за ней после ужина.
Гарри кивнул. Гермиона улыбнулась и побежала к Башне Старост – до ужина ещё были дела.

~~~~

Патрулирование начиналось в десять – после отбоя. К этому времени Гермиона всё приготовила, спрятала мантию-невидимку в сумку, прихватила с собой оба ножа и собиралась уже покинуть гостиную старост, как вдруг из своей спальни вышел Малфой. Одного взгляда на него хватило, чтобы понять, что он опять куда-то собирается – вместо обычной для него школьный формы на нём была глухая чёрная мантия с капюшоном, застёгнутая до самого ворота. Ботинки заменили высокие сапоги, на руках были перчатки.
— Грейнджер, ты даже патрулировать идёшь с книжками? – усмехнулся он, окидывая её взглядом.
Гермиона нахмурилась – не стоило большого труда сообразить, куда он собирался.
— А какое тебе до этого дело, Малфой? – огрызнулась она. – Я же не спрашиваю, куда ты прёшь на ночь глядя.
Верхняя губа Малфоя дёрнулась, как будто он хотел зарычать, но промолчал и только отвернулся, накладывая на дверь своей спальни защитные заклинания. Гермиона хмыкнула – можно подумать, ей интересно, что творится в его спальне. Не дожидаясь, пока он закончит, она выскользнула из гостиной и почти бегом спустилась вниз. Завернула за угол, и, убедившись, что коридор пуст, накинула на себя мантию-невидимку. Долго ждать не пришлось – Малфой появился буквально через минуту, Гермиона даже не успела перевести дыхание. Оглядевшись по сторонам, парень быстрым шагом направился в сторону подземелий, не догадываясь, что она следует за ним. Гермиона могла только надеяться, что он не идёт в гостиную Слизерина – иначе она оттуда потом не выберется.
Но он шёл не в гостиную своего факультета. Местом встречи был кабинет зельеварения – возле него уже толпилась группа из пятерых человек – «неразлучная пара» Крэбб с Гойлом, сидевший у стены Теодор Нотт и двое шестикурсников – фамилию одного Гермиона помнила – Харпер, он был ловцом команды Слизерина по квиддичу в прошлом году, – второго не знала. Все были практически в идентичных чёрных мантиях с капюшоном, только Нотт не стал её застёгивать и под ней был виден простой чёрный костюм.
— Кого ждём? – сухо поинтересовался Малфой, остановившись у двери.
— Булстроуд, – недовольно отозвался Нотт. – И Снейпа.
— Профессора Снейпа, мистер Нотт, – раздался почти над ухом у Гермионы знакомый голос. Она поспешно отскочила в сторону, сообразив, что стоит чуть ли не на пути у бывшего преподавателя и ему достаточно сделать шаг в сторону, как он наткнётся на неё.
— Простите, директор, – проговорил слизеринец, поднимаясь на ноги.
Гермиона слышала, как презрительно хмыкнул Малфой. Староста мальчиков прислонился к двери, скрестив на груди руки, и в неярком свете факелов, с забранными в хвост волосами, был почти точной копией отца. Даже на собственных чистокровных однокурсников он смотрел с присущим Люциусу Малфою высокомерием.
— Надеюсь, мисс Булстроуд не заставит себя долго ждать, – оборонил Снейп.
— Сколько у нас времени? – спросил Малфой.
Директор взглянул на часы.
— Портал активируется через двадцать три минуты, – холодно сообщил он. – Если мисс Булстроуд не появится в ближайшие пять минут, придётся идти без неё.
— А сразу на выходе нельзя было собраться? – с сарказмом поинтересовался Малфой.
— А вы хотите встретить вашу соседку, патрулирующую школу? – в тон ему отозвался Снейп. – Вы-то ещё сможете отвертеться, а вот ваши друзья вряд ли, у них иммунитета Старосты нет.
Гермиона до боли сжала губы. В слишком уж подозрительное русло повернул разговор. Только не хватило, чтобы кто-нибудь спросил сейчас Малфоя, куда направилась доставшая всех их грязнокровка.
— Простите, что задержалась, – в группе поспешно подошла Миллисента Булстроуд.
— Ну что вы, мисс Булстроуд, – полным сарказма голосом отозвался Снейп. – Вы опоздали всего на две минуты.
— Была бы сейчас учёба – снял бы с тебя баллы, – хмыкнул Малфой.
Гермиона усмехнулась. Малфой, снимающий баллы с собственного факультета – это что-то новенькое. Он попал под ядерную бомбу, а она не сработала, и он ограничился только ударом по голове и дозой радиации?
Снейп, не говоря больше ни слова, развернулся и направился по коридору в сторону выхода. Гермиона, дождавшись, пока все стайкой воронят пойдут за ним, тихо пристроилась следом за группой.
— Драко, а ты уверен, что эта грязнокровка не сунет свой нос куда не следует? – поинтересовалась Булстроуд, подходя к Малфою.
— Я за ней не слежу, – буркнул Малфой, не оборачиваясь.
Гермиона неслышно шла за ними. Внутри всё холодело – в слишком уж неприятную картину складывались выпавшие на один день исчезновение Грозного Глаза Грюма и делегация детей Пожирателей Смерти из Хогвартса. И вряд ли они направлялись на квиддичную тренировку.
Наконец все остановились у главных дверей школы. Гермиона сжала кулаки – проклятье, дальше пойти не получится. С этого года ворота запираются на ночь, и кроме преподавателей и Филча их открыть никто не может, будь ты хоть Староста Школы. Да и вряд ли имеет смысл следить за ним дальше – всё равно отправиться с ними она не сможет, слишком рискованно. Так что Гермиона, притаившись у стены, наблюдала, как Снейп выпускает студентов из здания школы. Сам он вышел последним – и перед этим оглянулся как раз туда, где стояла Гермиона. Казалось, он её видел, несмотря на мантию-невидимку. Гермиона инстинктивно сделала шаг назад и задержала дыхание, боясь обнаружить себя хоть малейшим звуком. Но Снейп только едва заметно кивнул и, усмехнувшись, вышел из школы.
Стоило дверям за ним закрыться, как Гермиона стянула с себя мантию и шумно выдохнула. О патрулировании Хогвартса на сегодня можно забыть.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.