!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Школа цинизма

19.01.2017

Глава 27

В гостиной факультета было шумно – уж что-что, а устраивать праздники гриффиндорцы умели, в который раз подтверждая звание самого жизнерадостного факультета. Гермиона подумала, что всё это больше всего похоже на пир во время чумы – но, в конце концов, что ещё оставалось делать, кроме как радоваться жизни, пока смерть их ещё не затронула?
Гермионе не хотелось праздновать – и она, едва дождавшись кульминации вечеринки, ушла в комнату Джинни. Спать не хотелось, как и веселиться, но в комнате было темно и тихо, что было истинным спасением после всех событий длинного дня. Гермиона даже не думала, что уснёт так быстро – но она отключилась, едва её голова коснулась подушки.
Долго спать не пришлось.
Совсем рано утром её разбудил Невилл – бесшумно вошёл в комнату и, не закрывая дверь, потряс её за плечо.
— Что? – сонно спросила Гермиона, закутываясь в одеяло – вечером она оставила приоткрытым окно и за ночь комната успела совсем остыть.
— Гермиона, спускайся в гостиную, – тихо сказал Невилл, и его серьёзный голос совсем не соответствовал праздничному утру. Гермиона всё-таки высунулась из одеяла и только тогда заметила, что Невилл был не один – в дверях стояли Падма и Парвати.
Гермиона села на кровати и потянулась за кофтой.
— А что случилось? – спросила она, вдруг поняв, что опухшие глаза близняшек были следствием не бурной вечеринки накануне, а простых рыданий.
— Случилось, – кивнул Невилл. – Дин погиб.
Сон как рукой сняло.
Гермиона вскочила с кровати, быстро оделась, не обращая внимания на друзей, и поспешила в гостиную. Там уже собрались все старшие курсы – младшие Невилл разогнал по спальням. В центре студентов на пуфике сидела прямая как штык Макгонагалл – она выглядела уставшей и встревоженной, но не напуганной, а в её глазах не было ни слезинки. Гермиона вдруг поняла, что преподавательница держится только ради студентов – и ей вдруг захотелось увести её, чтобы ей не приходилось так пытать себя.
— А, мисс Грейнджер, – профессор с облегчением подняла глаза на Старосту девочек, и Гермиона неожиданно осознала, что эта ведьма, считавшаяся самой сильной в школе, на самом деле просто старая женщина. – Вот вы… Пойдёмте со мной.
Гермиона окинула взглядом учеников – все молчали, кто-то едва слышно всхлипывал.
— А где Симус? – резко спросила она, поняв, кого не хватает в толпе.
— В больничном крыле, – ответила Макгонагалл. – Идёмте, я расскажу вам по дороге. – Она поднялась с места и повернулась к Невиллу. – Мистер Лонгботтом, поскольку старост факультета сейчас нет в школе, я назначаю вас их заместителем. Вы справитесь.
Невилл только кивнул. Гермиона вздохнула – ещё пару лет назад она бы ни за что не подумала, что он однажды станет старостой факультета, но сейчас он, с его организаторскими способностями и привычкой обдумывать любые решения, как никто лучше годился на эту роль.
— Что произошло? – спросила девушка, когда они вышли за портрет Толстой Дамы, которая нацепила появившуюся непонятно откуда чёрную шляпу и вытирала глаза кружевным платочком.
— Мальчиков нашла миссис Норрис, – сказала Макгонагалл, наконец позволив себе заплакать. – На втором этаже Южного крыла. Мистер Финниган серьёзно ранен, мадам Помфри до сих пор не уверена, что он выживет. Мистер Томас… вы понимаете.
Гермионе очень хотелось обнять старую преподавательницу, но она не знала, как отнесётся к такой фамильярности сама Макгонагалл, поэтому она просто положила руку ей на плечо. Профессор благодарно сжала ей пальцы.
— Поппи говорит, что никогда такого не видела. Великий Мерлин, Гермиона, сколько было крови, вы не представляете, было столько крови… Ни одно смертельное заклинание не наносит таких ран.
— Не думаю, что это было заклинание, профессор, – вздохнула Гермиона. Ей было плохо, но она понимала, что теперь она обязана оставаться сильной не только ради себя и друзей, но и ради Макгонагалл. – Мне кажется, это был пистолет.
— Что, простите?
— Пистолет, – повторила Гермиона. – Маггловское оружие.
— Я думала об этом, – кивнула пожилая ведьма. – Но это же… невозможно! Откуда оно в Хогвартсе? И как оно здесь работает?
— Оно здесь действует, – просто сказала Гермиона.
— Вы знали? Что оно есть в школе?
Староста девочек задумалась.
— Да, – наконец сказала она. – Мы не просто так сказали, что бы вы передали в Орден об огнестрельном оружии. Мы видели его у учеников Слизерина. Я и Падма.
— Почему вы не сказали мне раньше?
— А разве это что-нибудь изменило бы? У слизеринцев сейчас неприкосновенность, им позволено почти всё. Мы можем узнать, кто это сделал, но Снейп и Кэрроу ни за что не отдадут их.
— Пойдёмте, – Макгонагалл вдруг повернулась и направилась к больничному крылу. По дороге они не произнесли ни слова, но Гермиона не убирала руки с плеча профессора.
Симус спал, лёжа на боку, его левое плечо и туловище были туго перевязаны. Рядом с ним сидела мадам Помфри, листая одновременно сразу несколько книг.
— Как он? – тихо спросила Гермиона, останавливаясь напротив целительницы.
— Без сознания, – вздохнула Помфри. – Мне бы хотелось думать, что он спит, но это от потери крови.
— Ему надо в маггловскую клинику, там умеют лечить такие ранения, – вздохнула гриффиндорка. – Его родителям уже сообщили?
— Его отец приедет в полдень, – кивнула Макгонагалл. – Он хочет забрать его из школы, и я с ним согласна. Я только надеюсь, что его можно перевозить.
— А где Дин? – дрогнувшим голосом поинтересовалась Гермиона.
Макгонагалл и Помфри переглянулись.
— Он здесь же, в лазарете, – ответила целительница. – В другом помещении. Зачем тебе?
— Я могу посмотреть?
— Гермиона, вы уверены, что вы этого хотите? – спросила Макгонагалл, опять посмотрев на Помфри.
— Нет, – вздохнула Гермиона. – Но кто ещё сможет вам сказать, было ли это заклинание или огнестрельное оружие?
Макгонагалл вздохнула, потом кивнула Помфри. Целительница встала и, сделав знак следовать за ней, направилась в соседнюю палату. Здесь было всего три койки – и на одной, укрытый простынёй, лежал Дин Томас.
Не говоря ни слова, Помфри подняла ткань, отвернувшись. Гермиона сначала удивилась – ведь она, врач, должна была видеть многое. Но потом поняла.
Она зря попросила, чтобы ей показали тело.
В Дина сделали два выстрела. Один в живот, второй – в горло. Гермиона вдруг подумала, что парень мог умереть и не сразу, а быть в сознании, пока второй выстрел не прикончил его окончательно.
Гермиона вспомнила, что ещё вчера видела Дина за обедом – он шутил по поводу домашнего занятия на каникулы, которое задал им Флитвик, и интересовался, обратит ли на него внимания симпатичная шестикурсница с Хаффлпаффа. А сейчас он лежал перед ней, бледный, в нарядном костюме, который стал чёрным от засохшей крови.
Гермиона отшатнулась назад, согнулась пополам и её вырвало прямо на пол лазарета. Она почувствовала, как Макгонагалл положила ей сухую руку на спину, уводя из этой страшной комнаты. Через минуту она уже сидела в кабинете мадам Помфри, а сама целительница, тоже бледная, протягивала ей стакан воды и какое-то зелье, которое Гермиона отталкивала от себя.
— Нет, не надо, – слабо произнесла она. – Просто… не надо. – Она вздохнула и вытерла лицо предложенным Макгонагалл платком. – Простите меня, я…
— Вы в порядке, Гермиона? – озабоченно спросила профессор.
— Я – да, – вздохнула девушка. – Это был пистолет. Я плохо знаю маггловское оружие, но это точно был пистолет.
— Гермиона, идите к себе, – велела ей Макгонагалл. – Умойтесь. Не думайте об этом.
— Я предупреждала всех, чтобы ночью не ходили по школе. Мы знали, что что-то будет. Это я недоглядела. Мне надо было раньше прийти в гостиную и смотреть, чтобы никто не вышел…
— Гермиона, в этом нет вашей вины, – сухо сказала Макгонагалл. – И не думайте себя винить. Если бы вы не предупредили учеников, кто знает, сколько было бы жертв. Идите в свою башню. Постарайтесь об этом не думать.
— Вы позовёте меня, когда приедет отец Симуса? – Гермиона посмотрела на преподавательницу.
— Позову. А теперь идите, больше вы ничем помочь не сможете.
Гермиона почему-то подумала, что Макгонагалл ей лжёт, чтобы она побыстрее ушла из медицинского крыла, и даже не подумает сообщить ей, когда появится мистер Финниган, но настаивать не хотелось. Перед глазами до сих пор стояла жуткая картина: окровавленный Дин лежит под безобразно чистой белой простынёй, и даже мадам Помфри не может найти в себе силы, чтобы посмотреть на него.
Она на негнущихся ногах дошла до Башни Старост и уселась у стены перед лестницей. А ведь Малфой её предупреждал – Малфой несколько раз говорил ей, чтобы она следила за однокурсниками, и потом ей то же самое сказала Паркинсон. А она не заметила. Пропустила, слишком поздно пришла или наоборот – ушла спать слишком рано.
Гермиона негнущимися пальцами достала сигарету, закурила не с первого раза – огонёк на зажигалке постоянно тух, хотя здесь и не было сквозняков. Скорее машинально посмотрела на часы – половина седьмого утра, вся школа ещё спит, и проспит как минимум до полудня, учитывая, что вчера все отмечали. Значит, до полудня никто не узнает. Кроме Гриффиндора и Слизерина.
Малфоя не было – или же он спал, что было маловероятно. Гермиона залезла в душ и долго стояла под горячими струями воды, жалея, что нельзя смыть воспоминания, как грязь.
Когда она вышла, в комнате уже начало светать – за окном начиналось хмурое зимнее утро. Гермиона оделась, бездумно принялась складывать вчерашние вещи, собираясь убрать их в шкаф – и тут её взгляд упал на нижний ящик комода.
Бросив всё, Гермиона вывалила из него стопки одежды и достала с самого низа уже давно засунутый туда свёрток, который непонятно каким образом оказался в её комнате. Даже не позаботившись сложить всё аккуратно, Гермиона запихнула одежду обратно, задвинула ящик и, прямо так, сидя на полу, развернула грубую ткань. Взяла пистолет в руки, мельком поразившись – каких-то две недели назад она испуганно отбросила его, а сейчас почему-то думает о том, как удобно держать его в ладони. Пистолет был тяжёлым – и это без обоймы. Гермиона вставила магазин, вздрогнув при металлическом щелчке. И с ужасом уставилась на свои руки, неожиданно уверенно державшие оружие.
Она даже не знает, как им пользоваться.
Она ничем не лучше слизеринцев.
В гостиной громко хлопнула дверь – что было само по себе странно, учитывая, что кусок каменной стены трудно было даже толкнуть, обычно он открывался и закрывался сам по себе. Гермиона удивлённо подняла голову, нахмурившись. А потом сообразила, что дверь могла хлопнуть вовсе не входная.
— Малфой! – она выскочила в гостиную, бросив пистолет на свою кровать.
Он стоял в центре гостиной, уставший, растрёпанный, вымотавшийся – по нему было видно, что никакого праздника у него вчера не было. Гермиона подлетела к нему и со злости врезала пощёчину. Хотя злость была неправильным словом – сейчас она просто ненавидела.
— Ублюдок.
Он ничего не ответил, не пошевелился, только с сожалением смотрел на девушку, а по его щеке расползался красный след от удара.
— Так вот почему ты сказал мне, чтобы я не выходила, да? Чтобы вы могли найти кого-нибудь и – как это у вас называется? Зачистить? Вы давно решили устроить из Рождества Вальпургиеву ночь?
Парень вздохнул, провёл рукой по волосам.
— Грейнджер, что ты от меня хочешь? Я сказал тебе, потому что надеялся, что у вас хватит ума хотя бы одну ночь отпраздновать у себя, без гуляний. Но вы, гриффиндорцы, вы не искать неприятностей не можете. Если кто-то говорит: «Не лезь», вы обязательно полезете, просто из ёбаного упрямства. Я не хотел, чтобы кто-нибудь погиб, но что я мог поделать? Помешать им? Меня бы тоже убили.
— Ты мог бы хотя бы предупредить… – вспышка гнева прошла, и теперь Гермиона чувствовала себя как никогда разбитой.
— Я и так предупреждал, Грейнджер! Я несколько раз говорил тебе! Я и так ставлю себя под удар, рассказывая тебе всё это! Или ты забыла, кто я?
— Я надеялась, ты изменился…
— Напрасно, Грейнджер! Помнишь, кем ты считала меня в начале года? Отморозком, убийцей, Пожирателем Смерти, предателем. Я – всё это. Я убивал, у меня есть Метка, я предаю. Какая разница, что я предаю своих ради тебя…
— Я тебя ненавижу, – обессилено сказала девушка.
— Ненавидь, Грейнджер. Так будет проще для всех.
Гермиона беспомощно смотрела, как он надевает мантию, собираясь уходить. Раньше она бы непременно поинтересовалась у него, куда он направляется, но теперь ей даже не хотелось знать. Всего за одну ночь они опять откатились туда, где были все предыдущие шесть лет. Из-за этого почему-то хотелось плакать больше, чем из-за всего остального.
Когда он наконец ушёл, Гермиона достала из стола огневиски, сделала глоток прямо из горла и спрятала бутылку в сумку. В школе царила такая же тишина, как и пару часов назад, когда они с Макгонагалл шли в лазарет. Даже в гриффиндорской гостиной было пусто – все сидели в спальне мальчиков, то и дело бросая взгляды на пустые кровати Дина и Симуса. Стоило Гермионе войти, как все развернулись к ней, но Староста девочек, не говоря ни слова, поставила на ближайшую тумбочку бутылку. Лаванда, ничего не спрашивая, выбежала из спальни и через минуту вернулась, левитируя перед собой вереницу стаканов.
— Откуда это у тебя? – спросил Невилл, пока Гермиона в тишине разливала огневиски.
— Неважно, – она взяла один стакан себе, остальные отправила к друзьям. – За Дина.
Кто-то выпил залпом, кто-то закашлялся, Лаванда только пригубила и отставила стакан, поморщившись.
— В школе будет прощание? – спросила она.
— Нет, – покачала головой Гермиона. – Школе плевать на это. Кэрроу только похвалят тех, кто это сделал. Родители… Дина заберут сегодня.
Все переглянулись.
— Вопрос в другом, – продолжила Гермиона. – Что будем делать мы? Я имею в виду – Армия Дамблдора. Пора заканчивать притворяться, что мы здесь учимся. Мы тренируемся, учим боевые заклинания, но ничего не делаем. Может, хватит? Какого хера мы считаем себя защитниками, если позволили им совершить такое?
— Да, – кивнул Невилл. – Мы не можем допустить, чтобы всё так и оставалось, если мы можем противопоставить себя Слизерину.
— У нас нет оружия, – заметила Парвати.
Гермиона поджала губы.
— Невилл, помнишь, Джинни говорила, что близнецы занимаются продажей подпольных средств защиты? – Гермиона дождалась, пока Невилл кивнёт. – Надо узнать, что они имели в виду. Может, они сумеют нам помочь. Я напишу ей. Все остальные… – она вздохнула. – Слушайте, я пойму, если вы решите уехать из школы, но те, кто решит остаться – попробуйте узнать про оружие. Любое. Всё, что угодно, если это сможет защитить учеников. Пора нам перестать прятаться в Выручай-комнате. Они не должны думать, что мы их боимся.
Может, кто-то и хотел что-то сказать, но помешало появление Добби. Эльф возник в центре комнаты и, испуганно оглядев собравшихся, бросился к ногам Гермионы.
— Мисс Гермиона, Добби не хочет говорить, но мисс хочет видеть директор Снейп. Он сказал – «срочно».
— Таааак, – протянула Гермиона. – Вот только Снейпа на мою голову мне сейчас не хватает…
— Пойдёшь? – спросил Невилл.
— А что остаётся? Может, что-нибудь узнаю.
— Это от Снейпа-то? – хмыкнула Лаванда.
— Добби просит мисс не ходить, мисс Гермиона! – испуганно прошептал домовик, жалобно глядя на девушку своими огромными глазами. – Директор плохой, он пнул Добби, а Добби не раб, Добби свободный эльф!
— Спасибо, Добби, – кивнула Гермиона.
— Скажите, мисс Гермиона, а это правда, что говорят эльфы на кухне? Про двух учеников?
— Иди, Добби, – вздохнула Староста девочек. – Скажи эльфам, что всё хорошо, им не о чем волноваться.
— Это ты называешь «хорошо»? – вскинула брови Лаванда, стоило Добби исчезнуть.
Гермиона пожала плечами и направилась к выходу из спальни мальчиков. В любом случае, поговорить со Снейпом стоило.
Она не знала пароля к кабинету директора, но это было и не нужно – бывший преподаватель зельеварения стоял перед лестницей, скрестив руки на груди, и ждал её.
— Неужели так долго идти из башни Гриффиндора? – сухо спросил он.
Гермиона промолчала – извиняться ей было не за что, а возражать не хотелось. Снейп развернулся и направился вверх по лестнице, Гермиона побрела за ним. В кабинете ничего не изменилось со времён её последнего посещения, разве что было темнее – были зашторены все окна.
— Садитесь, – Снейп кивнул на кресло и прошёл за свой стол. – Вот, держите.
К удивлению Гермионы, он пододвинул к ней пепельницу. Она вскинула брови, но ничего не спросила.
— Мисс Грейнджер, я хочу знать, что произошло. Почему ученики ходили ночью по Школе?
Гермиона уставилась ему в лицо.
— Как вам сказать… – протянула она. – Наверное, они искали кого-нибудь, чтобы использовать в качестве живой мишени. К сожалению, я не могу сказать точно – всё, что вытворяет Слизерин, не попадает под мою ответственность.
— Вы прекрасно понимаете, о чём я говорю, – оборвал её Снейп. – Почему ваши однокурсники оказались в школе ночью?
— Видите ли, профессор, – Гермиона не удержалась и всё-таки достала пачку сигарет. – На нас объявили хоту. Только нас предупредить забыли.
— А вы сами не понимаете, что даже в Хогвартсе вам небезопасно?
— А ещё месяц назад вы говорили мне, что печётесь о безопасности учеников.
— Вы забываетесь, мисс Грейнджер.
Староста девочек достала зажигалку и прикурила, но ничего не сказала.
— Хорошо, – Снейп сел в своё кресло и придвинулся к столу. – То, что я вам сейчас скажу, должно остаться в этом кабинете, и, пожалуйста, отнеситесь к этому серьёзно. Я не хочу, чтобы подобное повторилось. Понятно, что вы не справляетесь со своими обязанностями Старосты Школы, но я не могу снять вас с этой должности, потому что тогда против меня и школы выступит весь Гриффиндор, а мне не нужна война в Хогвартсе.
— Поздно, – поморщилась Гермиона. – Война началась, когда я чуть не убила Булстроуд.
— Тогда в ваших интересах не допустить дальнейших жертв. Смерть Дина Томаса и была местью за Миллисенту Булстроуд.
— Я что, в качестве буфера? – хмыкнула Гермиона.
— Нет, – поморщился директор. – Вы всего лишь гарант того, что школа находится под контролем.
— Это как?
— Вижу, вы сами не понимаете, кем вы сейчас здесь являетесь. Можете мне не верить, но сейчас вы – практически главная в школе. У вас такой авторитет, какого никогда не будет ни у Кэрроу, ни даже у меня. Вас слушают три факультета из четырёх. Вы даже на Драко Малфоя имеете влияние. – Он усмехнулся, и Гермиона поняла, что он как минимум догадывается, если не знает наверняка, о её отношениях со слизеринцем. – Если вы скажете не мстить, вас послушают.
— А зачем мне это? – спросила Гермиона. – Один из наших друзей убит, второй серьёзно ранен – почему мы должны это оставить?
— Потому что иначе Хогвартс превратится в ад. Вы хотите, чтобы дети поубивали друг друга? Так поверьте – вы будете одной из первых, только ваше устранение будет санкционировано сверху, Кэрроу посчитают за честь свернуть вам шею.
— А вам-то что от этого?
— Вслед за вами полетит Малфой, а этого я допустить не могу. Я поклялся его матери защищать его любой ценой. Мне отвратительно, что я ни на кого не могу положиться, кроме грязнокровной подруги Поттера, но его жизнь дороже.
— Что вы от меня хотите? – прямо спросила Гермиона.
— Чтобы вы не забывались. Ваша компания слушается только вас и Минерву Макгонагалл, но сейчас даже она зависит от вас больше, чем вы можете себе представить. Не допустите массовых убийств в Хогвартсе.
Гермиона почему-то вспомнила, с каким облегчением увидела её Макгонагалл сегодня утром, когда все собрались в гостиной Гриффиндоре, чтобы узнать страшные новости про Дина и Симуса. Казалось, у старой преподавательницы свалился с плеч огромнейший мешок с камнями. Который подобрала Гермиона.
— Профессор, какие ваши приоритеты? На чьей вы стороне?
— На стороне студентов. Считайте меня предателем, но Дамблдор умер не для того, чтобы ученики поубивали друг друга.
Рука Гермионы сжалась в кулак.
— Если бы Дамблдор был жив, он бы не допустил этого.
— Дамблдор был сбрендевшим стариком. Ему не было дела ни до кого, кроме вашего проклятого Поттера. Он мог быть прекрасным директором в мирное время, но в условиях войны его бы никто не стал слушать.
— Его бы слушали, потому что его уважали, – возразила Гермиона. – Вас слушают, потому что вас боятся. Что хорошего в контроле, основанном на стрехе?
— Тем, что это контроль, – просто ответил Снейп. – Вы никогда не задумывались, почему месть Слизерина не оказалась направлена на вас лично? Не из-за Малфоя – что бы между вами ни происходило, его сейчас не воспринимают всерьёз, потому что не знают. А вас боятся. Как ощущения?
Гермиона отвернулась, уставившись на стеллаж с книгами. Снейп был прав, но признать это значило предать себя.
— Это книги Дамблдора, – заметил бывший зельервар. – Вы поняли, что я вам сказал? И не забывайте этого. Можете идти.
Гермиона поднялась, одёргивая свитер.
— И ещё, мисс Грейнджер. Если у вас есть оружие – не ходите безоружной.
— Простите…?
Директор Школы ничего не сказал.
— Откуда вы знаете про оружие?
— Я знаю многое из того, о чём вроде бы не должен знать. И вам совершенно не надо знать, откуда, — сухо ответил Снейп. – Будьте осторожны.
Гермиона сощурилась, пытаясь понять, что ещё имел в виду Снейп. Но гадать было бесполезно. Разговоры и так уже давно превратились в невысказанные ответы на незаданные вопросы.
Вечером Гермиона не удивилась, когда увидела в холле близняшек Патил, готовых к отъезду. Девчонки сидели на чемоданах, кусая ногти, и тревожно огладывались по сторонам – видимо, ждали Макгонагалл или Флитвика, чтобы отправиться в Хогсмид. Староста девочек не стала к ним подходить, только кивнула и понимающе улыбнулась. Она их не винила – на их месте она бы поступила точно также.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.