Глава девятнадцатая. Кольцо Марволо. Они разговаривали уже около часа. Небо на горизонте постепенно темнело, медленно заходящее солнце золотило верхушки деревьев в Запретном лесу. Волшебники медленно шли по направлению к пустому замку. Неожиданно из леса показалась огромная фигура лесничего, который волоком тащил, ухватив за шкирку, какого-то парня. Присмотревшись, Снейп узнал Джорджа Уизли. — Хватит уже здесь таскаться, говорю тебе! Чтой-то т...

* * * 8 июня 1935 г. Под вечер редакция „Новинок магии“ редко пустела быстро: молодой, дружный коллектив был буквально одержим работой. Однако сегодня редактор, Джереми Брокльхерст, заверил всех, что они могут отправиться пораньше. Лишь одна из сотрудниц, Зилла Принц, высокая худенькая девушка с серьезными темными глазами, осталась, чтобы отредактировать статью. Все равно дома её никто не ждал, а за окном так лило, что она была готова ночевать...

Глава 8 Суд и бал Этот мир продажной сути, Умирающей души Тонущей в словесной мути, Предающей за гроши Так за что его мы любим? Для чего живём мы в нём? Для чего себя мы губим, Помыслы паля огнём? Потому что он прекрасен В своей грешной простоте Он для наших душ опасен, Ведь их тянет к красоте Мы живём в нём, убивая, Предавая и любя Мы живём в нём, понимая, Что теряем мы себя. (Из личного дневника Златеники де Верне) Златеника де Верне сидела ...

Победы и поражения «- С помощью заклинания. Но оно подействует только в том случае, если ты изо всех сил сосредоточишься на одном-единственном очень счастливом воспоминании. Гарри порылся в памяти: какие там у него счастливые воспоминания. Всё, что было у Дурслей, разумеется, не годилось. Наконец, он остановился на своём первом полёте на метле. — Есть, — сказал он, детально вспоминая упоительное, гулкое ощущение во всём теле. ̵...

Глава 22 6 сентября 1991 года, Хогвартс Эта идея пришла Гарри в голову, когда он увидел большую печь. Гость предупреждал его, что Хагрид будет навязываться мальчику в друзья, что Гарри должен быть готов к этому. И говорил, что Хагрид далеко не такой безмозглый добродушный идиот, которым кажется. К тому же Гость запретил заходить в хижину Хагрида строго-настрого. ‘Если мои подсчёты верны, — объяснял он, — то там тебя ждёт вырезка из...

Глава 22 Дела личные — Ну что ты узнал? – спросил сонно Драко, смотря на Гарри. — Немного, это было что-то типа разведывательного нападения. Они пытались выяснить, стану ли я защищать Хогвартс, — вздохнул брюнет, взъерошив свои волосы. — И ты стал, — произнес слизеринец. — Теперь все равно. Кстати, ты зелье приготовил? – вампир посмотрел на блондина. — Почти, сегодня вечером оно должно быть готово. ...

Глава 20 Деканы вели учеников через лесной парк. Романтично настроенные парочки, сразу же приметили это место, для дальнейших встреч. Каменная дорожка, раскидистые 2х метровые деревья и беседки, беседки, беседки… Заледеневшее озеро было аттракционом. Можно было кататься на коньках. Были также двухместные чашки. Летом они плавали по теплой озерной воде. Частенько резвящиеся парочки «случайно» роняли друг друга. А потом весело смеялись. Зимой по...

Глава 21 Прошу прощения, но глава получилась очень маленькая, завтра выложу более содержательную главу, просто она еще в процессе. А сегодня я решила вас порадовать хотя бы чем-то)) Драко проснулся раньше, приподняв от подушки голову, он передумал вставать, не хотел потревожить милое создание, чья голова лежала у него на груди. Полежав так несколько минут, он почувствовал, что Гермиона зашевелилась. — Доброе утро, — прошептал Драко...

Глава 7 — Лили, постой! — у выхода из библиотеки меня нагнал Сириус Блэк, мы вместе пошли по коридору. Мимо, улюлюкая, пролетел Пивз с навозной бомбой в руках, я проводила его задумчивым взглядом. Ну вот, теперь уже и Блэк называет меня по имени. — Ну? — Джеймс застрял-таки в медпункте. Мадам Помфри грозится не выпускать его до завтрашнего обеда… — И? — Пойдем с нами. Вызволим его из темницы, как прекрасную принцессу! — подмигнул Сириус. — Э… ...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

Двое в одном

24.01.2017

Глава 22

6 сентября 1991 года, Хогвартс
Эта идея пришла Гарри в голову, когда он увидел большую печь. Гость предупреждал его, что Хагрид будет навязываться мальчику в друзья, что Гарри должен быть готов к этому. И говорил, что Хагрид далеко не такой безмозглый добродушный идиот, которым кажется. К тому же Гость запретил заходить в хижину Хагрида строго-настрого. ‘Если мои подсчёты верны, — объяснял он, — то там тебя ждёт вырезка из ‘Гринготтса’, в которой сообщается о краже философского камня 31 июля 1991 года. Да-да, По… тьфу, ты! Гарри. Именно тогда, когда мы были в банке, Хагрид забрал оттуда пакет.’
‘Класс! – восхитился мальчик. – А чей это камень? Дамблдора?’
‘Э-э-э… придержи вожжи, Гарри. Вспоминай историю и зельеварение. Кто тут хочет стать великим зельеваром, как его приёмный отец?’ – на последних словах голос Гостя был ехидным до нельзя.
‘Философский камень, — уныло начал Гарри, — мечта средневековых алхимиков: превращение – трансмутация – металлов в золото, например, свинец и ртуть, а не только серебро; и создание элексира, способного излечивать от любой болезни, молодить тело и продлевать жизнь — элексир жизни или бессмертия. Известен так же как великий эликсир или магистериум, а также именовался красной тинктурой, панацеей жизни и жизненным эликсиром.’
‘М-м-м… ты пропустил самое главное, Гарри. Философский камень или ребис в описаниях средневековых алхимиков выглядел как некий реактив. И самое интересно, Гарри: философский камень – выдумка.’
— Что? А как же… тот же Николас Фламель?!
‘Заткни рот, идиот!’
Гарри спохватился. Но нет, всё было в порядке, они сидели в своей спальне в подземельях Слизерина.
‘Но как? Почему?’
‘И это с ним мы учили физику и химию?! Гарри, хотя большинство магглов и считают философский камень выдумкой, но учёные в XX веке всё же осуществили трансмутацию. Видишь ли, золото нередко получают из других веществ в процессе работы… ядерного реактора.’
Гарри ахнул: ‘Магглы изобрели философский камень! Без волшебства?!’
‘Чёрт, всё же зря мы с тобой общались с волшебниками… Вон ты у меня уже рассуждаешь, как маг. Не бойся, получается золото в ничтожных количествах и отрицательно влияет на работу самого реактора. Да и золото из реактора – это знаешь ли, не совсем лекарство. Слишком дорогое производство и невозможность применения… Что ты будешь делать с золотом из ядерного реактора? Монеты печатать? Или кольца выплавлять? проклятое ожерелье, как у «Горбина и Беркса»? Брось, ерунда всё это…’
«Тогда что охранят Дамблдор?»
«Ловушку для Волдеморта и нас с тобой, — был ответ. – Посуди сам. Какой нормальный маг отдаст такую вещь Дамблдору? Не думаю, что Николас Фламель так жаждет пропажи. К тому же, у него есть наследники. И это вовсе не директор Хогвартса, если они, конечно, не в родственных связях. Вряд ли мы это проверим, но по слухам у Фламеля был племянник… С какой радости Фламель отдал камень Дамблдору?! Что за бред?! Школа – далеко не самое защищённое место, как уверяет Хагрид. Ты скоро в этом убедишься.»
«Значит, это подделка.»
«Думаю, да. К тому же мне сложно представить, что философский камень – это камень, а не формула. Вспомни всё, что ты знаешь о зельеварении, химии, физике и ты придёшь к тем же выводам.»
Выводы Гарри предпочитал делать во время утренних пробежек. Где ещё можно спокойно подумать? Об их пробежках Слизерин вначале не знал – никто не вставал настолько рано. Но под конец недели к ним подошёл Маркус Флинт – капитан команды Слизерина по квиддичу. И поинтересовался, не к отборочным ли они готовятся. На что получил ответ, что сам Гарри жить хочет, а вот Драко просто-таки мечтает о спортивной карьере. Флинт смерил взглядом двух первоклашек и приказал обоим явиться на следующую тренировку.
Тренировки слизеринской команды начались задолго до уроков полёта у первокурсников. На квиддичное поле Драко Малфой явился в самом прекрасном расположении духа, тогда как Гарри был мрачнее тучи. Они понаблюдали за полётами до тех пор, как Флинт спустился к ним.
— Поттер…
— Я Снейп, — процедил Гарри сквозь зубы.
Он был в тот момент жутко похож на своего приёмного отца, поэтому Флинт не рискнул спорить:
— Хм… Снейп, я видел награды Гриффиндора в Зале Почёта. Твой… — взгляд зелёных глаз из-под длинной чёлки, и Флинт тут же исправился. — Джеймс Поттер был отличным ловцом. Не хочешь попробоваться в команду? Мы начинаем готовить смену загодя, поэтому предлагаю сейчас.
— Флинт, я не хочу играть в квиддич.
— Не хочешь???
— Нет. Это очень опасный и травматичный спорт. А мне ещё дороги руки, ноги, голова и всё остальное тело. А вот Драко, — он хлопнул друга по плечу, — мечтает о карьере ловца с пяти лет. Хотя моё мнение, что играть охотником или загонщиком интересней.
— Посмотрим, что у вас будет с полётами. Но учтите: тренироваться нужно сейчас.
— Я тренируюсь с пяти лет, Флинт, — Драко гордо вскинул подбородок.
— После первого урока полётов жду обоих на тренировку, — отрезал пятикурсник.
Всю обратную дорогу Драко распирало от радости, а Гарри едва переставлял ноги.
— Неужели ты не рад? – возмутился Малфой. – Нас возьмут в команду!
— Драко, мне нельзя в команду, — тихо произнёс мальчик, смотря себе под ноги.
— Почему?
— Он считает это очень опасным спортом.
Драко не нужно было объяснять, кто такой «Он». И Малфой знал, что если «Он» против того, чтобы Гарри играл в квиддич, значит, так и будет, но…
— Да кто он такой?! Да какое право он имеет запрещать тебе?!
Выражение лица Гарри Снейпа изменилось. На губах заиграла насмешливо-покровителдьственная улыбка:
— О, Драко, пожалуй, я имею самое что ни на есть правовое право запрещать. Если ты не заметил, я в этом теле обитаю тоже. И хочу благополучно закончить свою здесь работу.
— Что за работу?
Истерика Малфоя закончилась, не успев начаться.
— Этого тебе знать не обязательно! – был ответ брюнета. – В восемнадцать лет я оставлю твоего друга в покое.
— Скажи, что нужно сделать, мы тебе поможем, и убирайся к дементорам! – предложил Драко, бледнея от гнева.
— Вы и так мне помогаете, малыш, — рука Гарри похлопала Драко по плечу. – Ты же никому не сообщил обо мне? Ни родителям, ни крёстному, ни дяде… А ведь мог – никакого Непреложного Обета ты не давал.
Тут настала очередь Малфоя усмехаться:
— Я же не дурак! Кто мне поверит? Да даже если и поверят, то что? Им какая разница: Гарри это, Гость или Волдеморт – главное, что все твои действия направлены на их благо. Заикнись я о чём-то подобном, и меня самого не стало бы, как и Гарри.
— Молодец, Малфой, — выражение лица Гарри было довольным, даже проскальзывало уважение: ученик выучил урок учителя и сделал правильные выводы. – Твоего отца заботит только ваша семья, Вальбургу Блэк – соответственно, семейство Блэков, у которых всё обстоит благополучно. Профессор Снейп и Сириус могли бы помешать, если б объединились, но вряд ли эти двое когда-нибудь договорятся без посредника, которым всегда выступаю я.
— Почему Гарри не может попробовать себя в квиддиче?
— Да потому что я жить хочу!!! – заорал Гарри.
Драко даже отшатнулся от него – настолько злое было выражение лица его друга.
— И закончим с этим.
— Снейп! Эй, Снейп! – раздался голос Нотта.
Гарри и Драко обернулись.
— Тебя декан зовёт, Гарри, — сообщил Теодор, подходя ближе.
Гарри и Драко со всех ног рванули в подземелья, разом позабыв про квиддич, Гостя и прочие мелочи. Они так спешили, что не то что ноги не вытерли, а едва не сбили с ног Аргуса Филча. «Извините!» — Гарри прокричал, не сбавляя хода. Только перед кабинетом Снейпа они остановились и перевели дух. Дверь открылась после первого же стука. На пороге стоял Северус Снейп собственной персоной.
— Заходите оба. Быстро.
Мальчики влетели в кабинет. На столе профессора лежало распечатанное письмо. Снейп взмахнул палочкой, накладывая знаменитое Оглохни и повернулся к детям:
— У нас проблема, Поттер.
Гарри внимательно выслушал приёмного отца, после чего произнёс:
— Во-первых, я Снейп, сэр. Во-вторых, хватит мне «выкать», вы мой приёмный отец. В-третьих, это не такая уж и проблема. Дом в Годриковой впадине – моё наследство. Кто имел какое-либо право превращать его в памятник без моего согласия? А насколько я помню, ещё и издеваться над памятником. Я имею полное право делать с домом моих родителей всё, что угодно: отреставрировать: продать, взорвать, даже повесить Метку с помощью Морсморде.
При последнем слове Снейп вздрогнул, хотя выражение лица преподавателя не изменилось.
— Гарри, вы говорите мне «вы» даже наедине… — только и произнёс он. – Может, стоит называть меня «Северус»?
— О, сэр, это… — мальчик растерялся. – Поверьте, это только из уважения к вам. Я…
Но тут Снейп усмехнулся. Не так, как обычно – кривя губы и приподнимая бровь, а по-доброму, даже добродушно, смеялся и глазами, и ртом:
— Какой ты всё-таки ребёнок, Гарри.
И тут случилось то, чего не ожидал никто: ни Снейп, ни Гость, ни сам Гарри – мальчик бросился к приёмному отцу и обнял его за талию, зарываясь в складки мантии. Драко подошёл к Северусу, зельевар притянул обоих мальчишек к себе. И впервые за много лет на душе у декана Слизерина был… покой?
Тем не менее, профессор зельеварения быстро взял себя в руки, погладил приёмного сына по голове, похлопал крестника по плечу и усадил их за ближайшие парты:
— Долорес Амбридж следила за домом Поттеров, Гарри. Как только там появились рабочие, она привела министра. И Корнелиус Фадж заявил, что дом Поттеров – памятник магической Великобритании.
— Нам нужна Рита Скитер, — пожал плечами Гарри. – Пусть мистер Малфой с ней встретится. Не знаю, почему Рита так не терпит министерство, но грех этим не воспользоватсья. А Амбридж… Один политик сказал однажды: «Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы». Намекните Амбридж о маггле Иосифе Виссарионовиче Сталине.
— Ты… — начал Драко. – Что ты с ней сделаешь?
Северус молча смотрел на мальчика, что-то про себя просчитывая. Гарри только кивнул профессору, а вслух сказал:
— Драко, ты пока юн, чтобы размышлять об этом. Профессор, вы не могли бы помочь нам с одним делом? Нужно будет отвести в замок всех завтра. Мы… наметили небольшую вечеринку… Вы могли бы забрать нас завтра в семь часов возле хижины Хагрида?
Гарри не успел к Хагриду – просто банально не успел. Поэтому во время ужина подошёл к лесничиму и попросил прощения, в свою очередь, пригласив Хагрида на пикник в субботу в обед. Они с Драко весь вечер писали приглашения и привязывали их к лапкам сов – Маркус Флинт согласился проводить мальчишек в совятню и обратно. По дороге он и Драко во всю обсуждали тему квиддича.
Внешность Маркуса Флинта создавала обманчивое впечатление, что мозги у пятикурсника отсутствуют напроч. Это было далеко не так. Может, Маркус был и не настолько умён, чтобы стать лучшим учеником на курсе. но та самая слизеринская хитрость у него наличествовала.
— Мы начинаем готовить игроков с первого курса, — рассказывал он Драко. – Кроме основного состава команды, у каждого игрока в сборной Слизерина есть дублёр – замена на какой-то непредвиденный случай. К тому же тренироваться двумя командами намного удобней, чем одной. Снейп, ты бы попробовал себя хотя бы в роли запасного. Что тут особенного?
«Так и быть, — раздалось в голове Гарри. – Попробуй в роли запасного ловца. – Но учти – с Драко будешь разбираться сам.»
«При чём тут Драко?» — удивился Гарри.
«Узнаешь.»
— Я готов попробовать, Флинт, — согласился Гарри, показав обеспокоенному Малфою глазами, что всё в порядке. – Надеюсь, есть какие-нибудь защитные шлемы для головы?

7 сентября 1991 года, Хогвартс
Утром в Большом зале половина первокурсников получили приглашения от Гарри Снейпа на обед. «Небольшой пикничок по окончанию учебной недели» — было написано в письме. Естественно, что Гарри пригласил Драко, Крэбба, Гойла, Нотта и Булстроуд со Слизерина. С Хаффлпаффа были Невилл Лонгботтом, Сьюзен Боунз, Эрни, Джастин и Ханна, Райвенкло представляли Грейнджер и Терри, с Гриффиндора позвал только девочек – Браун и Патил. Ко всем этим детям утром прилетели совы с официальными приглашениями в лучших традициях магического мира – миссис Малфой и миссис Блэк могли бы гордиться своими учениками.
Для организации пикника после завтрака Гарри и Крэбб спустились на кухню, пока Драко и Гойл подыскивали подходящую полянку возле хижины Хагрида. Гарри вызвал Винки и попросил хогвартсовских эльфов помочь его служанке. Мальчик полчаса распинался, как он любит домовых эльфов вообще, какая у него замечательная Винки, и как она рад, что можно в любую минуту обратиться к ним с просьбой. Результатом словоизлияния были замутнённые глаза винсента и счастливые лица домовых эльфов, кто-то из них даже вытирал слёзы умиления.
Гарри не врал – он действительно был счастлив, что не ему нужно искать скатерти, подушки, ткань, на которую всё это постелят… Когда же они с Винсентом увидели, сколько провизии приготовили эльфы для пикника… Причём, в отличие от обычного обеда в школе, здесь были и пирожные, и пироги, и другие вкусные вещи.
— Ты хорошо придумал, Гарри, — Винсент уже причмокивал губами, наблюдая как маленькие трудолюбивые эльфы упаковывали всё это в корзины.
Драко они нашли возле огорода Хагрида. Малфой подобрал небольшую поляну, вполне подходящую для пикника.
— Всегда поражался твоей любви к домашним эльфам, — пробурчал блондин.
— А ты попробуй представить свой быт без них, — предолжил ему Гарри.
Малфоя передёрнуло:
— Какой ужас! Да, ты прав, – незаменимые создания.
Приготовления мальчиков и эльфов продолжились до самого обеда. В письме было сказано, что всех встретят в холле и проводят к месту пикника.
Первокурсников встретили Крэбб и Гойл, дождались всех по списку и проводили к расстеленной скатерти и кучи подушек возле неё. Гарри же сходил за Хагридом.
— А, заходи, Гарри, — начал тот, откры дверь.
— Нет, Хагрид, извини, но… Ты не хотел бы присоединиться к нам?
— К кому?
— Понимаешь, с тобой хочет познакомиться столько народу… Все так просились к тебе в гости, узнав, что я получил приглашение… — мальчик развёл руками. – Вот я и решил устроить пикник, где никто не будет в обиде.
— А, ну эт… Хорошая идея, Гарри. Сейчас, погодь.
Для Хагрида была приготовлена не подушка, а шкура какого-то животного. Все расселись. Некоторых, правда, немного напугал вид лесничего, но Гарри и Драко болтали без умолку, меняя тему разговора и сглаживая намечающиеся конфликты. К тому же самых опасных в этом отношении детей они не пригласили: не было Рона Уизли, не было Финнигана, не было Паркинсон.
В основном в тот день Гарри старался просто наблюдать. Они коснулись самых различных тем, но основными оставались всё же учёба и… квиддич. Гость мысленно скрипел зубами, ругался, но продолжал мило улыбаться и поддерживать беседу. Но видно Гость не сумел до конца обуздать свой характер:
— Как вы думаете, где-нибудь ещё остались живые снитчеры?
Гермиона тут же заинтересовалась, кто такие «снитчеры», а вот ответил ей, как ни странно Невилл:
— Раньше вместо четвёртого мяча – снитча – использовали живых птиц, — рассказывал он. – Чаще всего птицы умирали, так как ловцы не могли поймать их, не задушив. Мой дядя Элджи – большой поклонник квиддича и традиций, — объяснил он.
— Бог мой! – возмутилась Гермиона. – Эот ужасно!!! Разве нет у волшебников какой-нибудь организации по защите животных?
— Ты ещё не знаешь, как драконов дрессируют, — «подлил масла в огонь» Гарри.
На слово «драконы» среагировал Хагрид:
— Гарри, а чевой-то с драконами?
— Это просто безобразие! – мальчик ударил кулаком по коленке. – Над ними издеваются, жгут прутьями, ослепляют заклинаниями, отдают на потеху…
Больше всех возмутился Хагрид: голос полувеликана гремел так, что сидевшие по бокам от него Сьюзан и Терри шарахнулись в стороны. Но тут вступил в беседу Драко:
— Мне рассказывал отец, что какой-то богатый волшебник занялся спасением редких животных. Он выкупает их и увозит на свой остров, из которого сделал заповедник.
— А драконы там есть? – поинтересовался Хагрид.
— Не знаю, — соврал Драко, пожимая плечами. – Если хочешь, я могу спросить отца. Кажется, он жертвовал что-то…
Лесничий покосился на нашивку слизерина у Драко на груди, но любовь к драконам пересилила ненависть к слизеринцам:
— Может, там это… экскурсии есть?
Малфой лишь мило улыбнулся и сказал, что обязательно напишет отцу.
— Всегда хотел иметь дракона, — вздохнул великан.
— Тогда почему не стал драконологом? – задала вопрос Миллисента.
Хагрид смутился и перевёл разговор на другую тему.
Пока Гермиона обсуждала с Ханной уроки, Гарри обратился к Лонгботтому:
— Невилл, у нас с Драко есть для тебя подарок.
От неожиданности мальчик облился чаем:
— Для меня?
— Да. Грегори, передай, пожалуйста, — Гарри достал небольшую тетрадь в кожаном переплёте. – Это ежедневник. Я посоветовался с крёстным и приёмным отцами, они мне и помогли, а мистер Малфой заколдовал обложку. Смотри. Тут все листы даитрованы до конца учебного года. Мой приёмный отец пропитал специальным составом – листы не рвутся, не мнутся, чернила не расплываются.
Гарри открыл посередине ежедневник и вылил на него чай из кружки. Тёмная жидкость стекла на землю, страницы остались сухими.
— Классно, — восхитился Невилл.
— Погоди. Суть в том, он настроен специально для тебя6 если ты что-то забыл или просрочил, то барсук на обложке начинает мигать. И ещё его можно позвать – если ты куда-нибудь засунешь, вместо того, чтобы искать. достаточно произнести своё имя – он зачарован на твой голос. – Он переглянулся с Драко. – Вроде всё. Это вместо напоминалки. Я видел эти шары – они такие неудобные: лично я никогда не могу вспомнить, что именно я забыл. Привык к маггловскому способу.
Невилл с трепетом взял в руки тетрадку с барсуком на обложке:
— Спасибо, Гарри.
— Это не меня, а Драко нужно благодарить, — возразил слизеринец.
Драко Малфой только вежливо кивнул, криво улыбнувшись, в ответ рассыпавшемуся в благодарностях Лонгботтому. Он-то хорошо помнил, какое выражение лица было у отца, и сколько Гарри уговаривал его перекрасить обложку в цвета Хаффлпаффа.
На противоположном конце расстеленной скатерти Терри и Гермиона схлестнулись по поводу любимых предметов: Терри п\нравились заклинания, а Гермионе – трансфигурация. Драко хмыкнул и заявил, что в таком случае у него любимый предмет – зельеварение. Браун и Патил покосились с подозрением на слизеринца.
— Налей мне ещё чашечку, пожалуйста, Миллисента, — обратилась Гермиона к Булстроуд. возле которой стоял большой чайник.
Слизеринка потрясла посуду над протянутой чашкой, но чайник был пуст.
— Винки, — крикнул Гарри.
— Что угодно господину Гарри? – поклонилась возникшая рядом с мальчиком домовиха.
— Ты не будешь так любезна, чтобы заварить нам ещё чая? И убери, пожалуйста, пустую посуду.
Пока Винки выполняла поручения, Гермиона пристально наблюдала за ней.
— Это домовой эльф? – наконец спросила когтевранка. – Профессор Люпин рассказывал о них, но я ни разу не видела.
— Это и есть признак хорошего домового эльфа, — объяснил Гарри. – Или ты думаешь, что твоя гостиная убирается сама по себе? А одежда стирается по-волшеюбству? Наши деканы не будут ходить с волшебными палочками, меняя постели всему факультету – хозяйство ведут домашние эльфы.
Гермиона слушала, открыв рот.
— А им платят зарплату? Я так и не выяснила у…
— Нет, конечно, — фыркнул Эрни. – Для домовых эльфов нет большего оскорбления, чем предложить им деньги.
— Но это же… Это же рабство!
Возмущена была не одна Гермиона. Терри тоже смотрел на злобных «рабовладельцев», да и Джастин переводил взгляд с одного на другого присутствующего.
Грейнджер со стуком поставила чашку на блюдце, так что недавно налитый чай выплеснулся.
— И об этом не неаписано нигде в «Истории Хогвартса», правда? – вставил свою «шпильку» Гарри, отпивая чай.
У Гермионы на щеках появились красные пятна, она явно хотела что-то сказать, но Гарри Снейп перебил.
— Да, — смутилась девочка. – Нигде не написано, что мы…
— … взрывая навозные бомбы в коридорах, только усложняем и прибавляем работу этим милым созданиям, — закончил слизеринец.
Гнев Гермионы начал трансформироваться в вину. Ведь действительно далеко не все шутки учеников были безопасными с точки зрения порядка.
«Учись, студент! – произнёс голос в голове Гарри. – Нужно всего лишь перенаправить энергию и мысли в другое русло, заставить взглянуть на проблему с иной стороны.»
До конца встречи Гермиона тихо пила чай, иногда отвечая на вопросы Булстроуд и Ханны Аббот. Об учёбе и полётах говорили многие, но под конец все попросили Крэбба спеть. Даже Хагриду понравилась песня – великан утирал слёзы огромным платков. А потом за ними пришёл профессор Снейп, чтобы отвести детей в замок.
Этот пикник так напомнил им летний лагерь, что расходиться по своим гостиным никто не хотел.
— Может, сыграем в шахматы в Большом зале? – предложил Гарри.
Пошли все, даже те, кто играть в шахматы не умел, например Лаванда Браун и Патил. все облюбовали пустой стол Райвенкло. Кто-то достал шахматы, кто-то стал обмениваться карточками от шоколадных лягушек, Милли достала колоду карт и начала учить Сьюзен строить домик: Милли достигла в этом искусстве приличных успехов – по крайней мере, брови у неё всегда были на месте.
— Зачем ты сказал Лонгботтому, что это я придумал подарить ему эту дурацкую тетрадь? – прошипел Драко на ухо другу.
— Привыкай, — был ответ. – Министра магии должны любить. Людям нужно делать мелкие подарки. Ещё пара таких подарков, и Невилл будет за тобой хвостиком бегать. Предложи ему позаниматься зельеварением.
— Зельеварением? – удивился «будущий министр магии». – Почему именно зельеварением?
— Во-первых, ты сегодня заявил, что эот твой любимый предмет. Во-вторых, Северус не обрадуется взрыву котлов на уроке. В-третьих, если с ним не заняться, мы рискуем остаться не только без кабинета зельеварения, твоего крёстного и моего приёмного отца, но и без самого Хогвартса. И, в-четвёртых, — голос мальчика стал тише, — нам позарез нужны доверчивые идиоты с хорошей репутацией, которые будут преданы нам, а не директору.
Драко широко открытыми серыми глазами смотрел на друга.
— Привыкай мыслить, как будущий министр, — посоветовал Гарри. – Августа Лонгботтом достаточно известна и уважаема в волшебном мире, родители Невилла – пострадавшие от Пожирателей Смерти авроры. Их сын, если с ним позаниматься, станет нашим верным последователем.
Драко только с уважением посмотрел на Гарри Снейпа. Тот передвинул слона на две клетки вперёд:
— Твои родители уже начали переговоры о свадьбе?
— Не знаю. – На щеках у Драко появились красные пятна. – Вообще-то мать хочет Пенси Паркинсон, но я думаю о магглорожденной ведьме. К тому же… Гермиона умнее…
— Хорошо подумай, Драко, — предупредил его друг. – Вряд ли она поймёт обычаи и традиции чистокровных семей. К тому же здоровье у неё… Такая худая.
— Надо заставить её заниматься спортом, — предложил Драко. – На меня это хорошо повлияло… Кстати, у неё ж день рождения скоро. Можно будет устроить какую-нибудь вечеринку, спортивную эстафету, турнир… В честь именинницы.
— Хорошая идея, — кивнул Гарри. – Какую-нибудь полосу препятствий вроде той в лагере.

Аннотация

Pros

Cons

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

3 комментария

  • Аноним 15.11.2017 в 06:22

    А дальше будет?

  • _Elina19_ 12.11.2018 в 22:28

    ЭЭй фанфик что заброшен? Пожалуйста не делайте этого!(я смотрела дату публикации)
    Фик просто прелесть.Очень нравится.Хотелось бы продолжения…

  • CREDAR 08.05.2020 в 12:21

    Нееееееееееет! Такой хороший фанфик заброшен! 😔

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector