!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Безрассудство зверя

17.01.2017

…Молчаливый поцелуй сорвался с твоих уст.
Печальная слеза скользнула по бледной щеке
Зачем отвергаешь.
Зачем призываешь…
…Печаль так беспощадна,
а любовь так жестока.
Возьми же обратно свои прикосновения,
такие знакомые и все же чужие…

Беспощадная, будто сама смерть… Ее глаза, словно бездонные глубины манят тебя к себе, но ты отворачиваешься, пряча вздох.
Прости, я отвергаю. Прогони меня, я умоляю! Зачем ты веришь мне, ведь я солгу. Солгу, разбив твое сердце на тысячу кусочков.
И все же она приходит, словно самая сладкая песня. И все же она смеешься, будто богиня с небес. Ты протягиваешь руку, забыв обо всех обидах и ошибках, а ведь это лишь начало.
Зачем нам лгать… Зачем бежать все дальше в темноту? Затем, что это сладкая ложь, дарованная нам небесами…

Резко вздрогнув, ты открываешь глаза. Все тот же класс, все же те лица.
Господи, когда же все это прекратится, — думаешь ты.
— Мисс Гренжер, будьте любезны…
Твои серые глаза задумчиво скользнули к той, кого МакГонагалл подозвала к себе. Длинные вьющиеся волосы, блестящие карие глаза, легкая улыбка на губах. Черт бы ее побрал!
Резко отвернувшись, ты вновь опускаешь глаза, задумчиво рассматривая свои руки. Длинные бледные пальцы с легкими ссадинами. Совсем еще свежими и слегка ноющими.
— Мистер Малфой!
Вскинув голову, ты как-то бездумно смотришь прямо перед собой и лишь через несколько секунд замечаешь застывшую рядом МакГонагалл.
— Мистер Малфой, будьте внимательней на моем уроке, иначе вместо дракона вы превратитесь в крысу.
Смешок со стороны Гриффиндорцев, недовольный взгляд со стороны Слизеринцев. А ты чувствуешь только пустоту и холод.
— Извините.
Пустой, лишенный чувств ответ, словно тебе на все наплевать. А ведь так оно и есть, не так ли?
— Мисс Гренжер, можете продолжать.
И вновь мелодичный голос разлился по кабинету, скользя по стенам и мягко щекоча слух. Чертова выскочка!! Ну почему ей всегда все так легко удается? Она первая во всем!! Во всем, в чем должен быть первым ты!!
Что-то со свистом пронеслось мимо лица, и ты слегка вздрогнул, глядя на учительскую указку, которая теперь лежала перед тобой. МакГонагалл вновь оказалась рядом, сузив свои кошачьи глаза, в которых сквозило неодобрение. Хотя, чему ты удивляешься, она никогда к тебе не относилась так, как чертовой сучке Гренжер.
— Мистер Малфой, повторите то, что только что сказала мисс Гренжер.
Медленно поднявшись со своего места, ты откидываешь светлую прядь волос, упавших на глаза, и спокойно смотришь в сторону Гриффиндорки, насмешливая улыбка которой не покидала губ. И тебе плевать, что на тебя смотрят. Тебе все равно, как они будут поражены. Ты просто должен поставить ее на место любым способом. И ты делаешь это…
— Два корня мандрагоры способны ввести в состояние летаргический сна, если соединить их с крылышками летучей мыши и двумя сушеными зернышками имбиря.
Улыбка Гриффиндорки слегка померкла, а в глазах промелькнула неприязнь. Поджав губы, девушка чуть сильнее сжала свой реферат. Видимо, тебе все-таки удалось вывести ее из равновесия. Вот и хорошо. Пусть грязнокровка знает свое место!…

***

Гренжер. Опять эта чертова грязнокровка. Вновь и вновь она встает на твоем пути, заставляя желать собственной смерти. Когда же этот кошмар закончится, спрашиваешь ты сам себя. Никогда…
— Малфой? Что тебе нужно?
Холодный, слегка презрительный взгляд девушки опалил тебя. А ведь и правда, ты просил ее прийти сюда… Просил. Но зачем ты это сделал, скажи?? Но, почему-то, не те слова срываются с губ, раня и пугая одновременно. Что же тогда чувствует она…
— Знаешь, я мечтаю о том, чтобы ты сдохла. Но моей мечте не суждено сбыться, не так ли?
Горько усмехнувшись, ты опираешься спиной о стену и начинаешь изучать бледное лицо стоящей рядом девушки.
— Ты хочешь, чтобы я в очередной раз услышала о том, как сильно ты меня ненавидишь? – сухо отзывается Гермиона, прижимая к себе сумку с учебниками. – Извини, но у меня нет на этом времени.
Но ты не даешь ей уйти. Почему? Потому что еще слишком рано… Потому что кровь все еще бурлит в твоих жилах, отдаваясь в висках судорожным пульсированием.
— Мне больно…
Оттолкнув от себя тонкое запястье, ты резко отворачиваешься и закрываешь глаза. Господи, что же с тобой происходит в этом сумасшедшем доме? Почему серые призраки все так же преследуют в этом беспощадном мире? Словно загнанного зверя. Зачем им нужен твой разум? И ты хочешь убежать, но тебе некуда…
— Ты животное, Малфой. Я ненавижу тебя!
Что-то в этом тихом шепоте заставляет тебя рассмеяться. Хриплый печальный смех, наполненный горечью и болью. И слова сами срываются с губ, такие правдивые и реальные, что это пугает. Ведь все так и есть. Что бы ни думала эта девушка о тебе – это не ненависть. Почему?… Ты сам знаешь ответ.
— Ты даже не знаешь, что значит по-настоящему ненавидеть, Гренжер… В твоей маленькой головке не укладывается такое понятие, потому что ты «слишком Гриффиндорка».
— Я… Я не понимаю.
Медленно открыв глаза, ты смотришь на свои руки, словно они могут дать ответ на этот сложный вопрос.
— Ненавидеть, значит быть способным на убийство. Ненавидеть, значит забыть обо всем светлом в самом себе. Ненавидеть, значит отказаться от того, что тебе было дорого. Смогла бы ты это сделать ради меня, а, Гренжер?
И вновь хриплый смешок. Медленно развернувшись, ты смотришь стоящей рядом девушке в глаза, словно стараясь прочитать ее душу. Серые глаза, пустые и холодные, они пронизывали ее насквозь, заставляя дрожать от страха. Глаза незнакомца. Глаза убийцы… И это ты, Драко? Посмотри на себя, в кого ты превратился!
— Смогла бы ты отказаться от света ради меня? Ради убийцы, которого, как ты считаешь, ненавидишь!
Голос, такой же обжигающий, как и взгляд леденящих душу глаз, заставил Гермиону сделать шаг назад. Руки сжались в кулачки, словно стараясь подавить неприятную дрожь, скользившую по телу.
— Я не хочу продолжать этот разговор, Малфой, — напряженно выдохнула она.
Безразлично пожав плечами, ты делаешь шаг вперед и вытягиваешь руку ладонью вверх. Вдоль нее длинный извилистый шрам, довольно старый и все же болезненный.
— Когда по щеке скользнет слеза расплаты, будет уже слишком поздно рассуждать о том, что тебе по-настоящему нужно, Гренжер.
Неужели это ты сейчас сказал? Неужто ты думаешь, она поймет тебя?
— Что? Я не понимаю тебя.
Ну вот, видишь? Она другая…, она не для тебя! Но ты не слушаешь никого, кроме той внутренней боли, которая диктует правила игры.
— А это и не нужно. Смотри…
Достав из-за пояса волшебную палочку, ты прикладываешь ее к ране и что-то шепчешь. И словно молния скользит по ладони, рассекая бледную кожу и старую рану. Красные капли крови медленно текут вниз, падая на каменный пол комнаты. Зачем, зачем ты это сделал? Что хочет доказать?
— Что ты сделал… Зачем?
Видишь, она тоже не понимает!! Вы разные, вы никогда не сможете понять друг друга. Так зачем стараться?
Облизнув губы, Гермиона заворожено смотрит на багровые капли, такие манящие и пугающие одновременно. Странно, неужели в ее глазах промелькнуло что-то большее, нежели просто страх? Может быть…
— Потому что это всего лишь боль. К тому же, разве так важно, что я причиняю ее сам себе?
— Ты ненормальный, Малфой!
В карих глаза мелькает презрение, а тебе все равно. Не важно, все это не важно. И все же ты опять говоришь то, о чем следовало бы молчать. Зачем ты это делаешь, дурак!!
— А ты лгунья!
— Я? Почему??
— Потому что думаешь, что ненавидеть меня легко. Потому что прячешься в своей раковине, думая, что тебя никто не найдет. Продолжай свои игры, Гренжер, и тогда мне проще будет тебя поймать.
Зачем ты это говоришь, глупец. Она же уйдет, исчезнет так быстро, что ты не успеешь сделать даже вздоха!
— По… Поймать?
И все же, самодовольная усмешка скользит по твои губам, ведь ты видишь в карих глазах страх… Да, она боится тебя. Это хорошо… Пусть маленькая сучка знает, кого нужно бояться! И ты делаешь еще один выпад, который причиняет боль. Но кому из вас двоих сильнее?
— Конечно, ведь домашних любимцев всегда ловят, когда они убегают, — твои глаза холодны словно лед, в них застыло только презрение. А она… Она пытается скрыть страх за яростью. Глаза сверкают негодованием, губы плотно сжаты, точно так же, как и маленькие кулачки.
Посмотри, у нее такая маленькая ручка. И сама она такая миниатюрная, словно тряпичная кукла. Неужто ты выбрал роль кукловода? Но тогда посмотри, твоя игрушка не хочет играть по твоим правилам.
— Я не домашний любимец! И уж тем более не твой!!
Твои глаза застилает пустота и горечь. Она ведь права, не так ли? Ты лжешь, говоря, что она принадлежит тебе. Она другая, чужая и далекая. Ей никогда не стать твоей!
Солги же, солги, чтобы тебе не было так больно!! Заставь ее вновь почувствовать страх, ведь ты это можешь. Скажи ей, Драко! Скажи что-нибудь!!…
— А вот тут сильно ошибаешься. Ведь ты так и не научилась ненавидеть меня, а значит, все так же слаба. В отличие от меня…
И ты смотришь на нее, видишь, как сжимаются маленькие кулачки, как сверкают глаза. И даешь ей уйти, вместо того, чтобы наброситься и получить то, на что в тайне надеешься.
Дурак!

***

И вновь очередная тренировка… И опять пустота и злость.
Ты выходишь из раздевалки, надеясь на то, что все отстанут от тебя и ты сможешь забиться в свою нору. Неужели так сложно просто уйти??
Но ты не можешь. Ты видишь ее… Она стоит там, на краю поля. Разговаривает с каким-то парнем. Видимо, это кто-то из Равенкловцев. Черт бы ее побрал!!
Ты пытаешься пройти мимо, стараешься не смотреть и понимаешь, что лжешь сам себе. Ты хочешь на нее смотреть! Хочешь чувствовать, как сильнее бьется в груди сердце, заставляя тебя задыхаться от похоти.
Неужели возможно настолько желать человека, чтобы быть готовым убить его?
Да, ты хочешь убить ее за то, что она сделала. Грязная сучка все время встает на твоем пути! Если бы ее не было, ты был бы первым! С каким наслаждением ты сжал бы эту тоненькую шейку своими руками!!
— Спасибо, с удовольствием. Тогда в семь? Около кабинета ЗОТС.
Она улыбается ему, ты видишь? Она улыбается какому-то ублюдку, которого ты даже не знаешь. Будь она проклята!
А затем ты видишь ее глаза…
Сейчас они сверкают неподдельной решимостью и… счастьем. Такой взгляд у Гренжер появляется только тогда, когда она смотрит на Поттера или Уизли.
Сейчас она смотрит вперед и пока не видит тебя, ослепленная собственными ощущениями. Посмотри, как дрожат ее губы, как легкий румянец покрыл щеки, и губы… Чуть приоткрытые, словно девушка хочет что-то сказать.
Господи, как же ты хочешь ее. Признайся в этом, чтобы вновь почувствовать ненависть!! Сделай так, чтобы боль заполнила разум и вытеснила чертову страсть.
В какой-то миг Гермиона словно просыпается и видит тебя. Ты стоишь достаточно далеко и все же видишь каждую черточку этого ненавистного лица. Улыбка медленно сползает с ее губ, глаза тускнеют, губы сжимаются в тонкую полоску. А затем девушка уходит, даже не оглянувшись назад.
Хотя, зачем ей это делать? Ради тебя, Драко? Не обманывай себя, ты ей ни черта не нужен. Ты всего лишь пустое место, грязь, через которую нужно переступить.
Чертово мугродье!!
Сжав руки в кулаки, ты быстро уходишь, стараясь заглушить пульсирующую внутри боль. Или же ты просто так сильно хочешь эту девушку, что это причиняет такую боль? Ты готов кричать. Тебе хочется кого-нибудь убить, раздавить, уничтожить!!
И да, у тебя есть эта возможность…
Удар за ударом… Ярость наполняет твою сущность, а руки все сильнее бьют поверженную жертву. Господи, какое наслаждение! Ты словно заново родился, отдавшись этому неугомонному желанию насилия.
А парень лежит перед тобой, распростертый на холодном каменном полу коридора. У него нет сил уйти или что-то сказать. Он уже не видит, какое удовлетворение ты чувствуешь, вытирая руки о синюю квиддитчную форму этого недоноска. Он заслужил это… Почему? Ты уже знаешь ответ.
Солги, чтобы не испортить момент, обмани себя, чтобы почувствовать полное удовлетворение. И ты делаешь это, наклонившись к самому уху лежащего на полу Равенкловца. Тихий, едва различимый шепот, наполненный холодностью и презрением.
— Никто не смеет трогать то, что принадлежит только мне!!
Только ты можешь прикасаться к ней, запомни это, Драко! Только ты…

***

Ты стоишь, прислонившись спиной к стене. Она там, прямо за углом, около кабинета по ЗОТС. Почему же ты стоишь здесь, а не подойдешь к ней? Неужто тебя мучают сомнения? Да плюнь на них, они не достойны тебя, твоего имени и мыслей!!
Осторожно подойдя к углу, ты делаешь шаг в пропасть, думая, что сейчас девушка просто уйдет, даже не посмотрев в твою сторону. Или кинет что-нибудь обидное, стараясь задеть посильнее. Но ты ошибаешься…
Гермиона сидит на полу, тупо глядя вниз. Опущенная голова, длинные вьющиеся волосы, закрывающие часть лица, по которому текут слезы. Она думает, что тот парень, которого ты избил, обманул ее, считает, что над ней посмеялись… Скажи, Драко, это правда?
Ты подходишь к ней и встаешь напротив. Руки в карманах, на лице застыло безразличие. Смотришь на нее сверху вниз и думаешь, что она прекрасна.
Глупец, ей это безразлично! Заставь ее пожалеть об этом!! Заставь почувствовать ту боль, которую ты ощущаешь каждый раз, глядя на эту высокомерную девку!
Но что-то останавливает тебя, когда девушка поднимает голову, и ты видишь эти наполненные болью глаза, дрожащие припухшие от слез губы и маленькие прозрачные капельки, текущие по щекам.
И дрожь пронзает твое тело, пробуждая что-то темное и обволакивающее. Это похоть. Та самая, которая заставляет тебя совершать все эти безрассудные поступки, которая причиняет боль, вынуждая по ночам скитаться по холодному замку в поисках покоя.
— Что тебе нужно…
Какой пустой голос у нее, ты слышишь? Лишенный всяких эмоций, наполненный лишь равнодушием. Ей все равно, что сейчас будет. Она знает, что ты — всего лишь продолжение плохого дня.
Зачем протягиваешь руку? Хочешь удивить ее? Ты добился своего, она удивлена. Карие глаза пораженно распахнулись, словно ты только что сделал кувырок и завис в воздухе. Не сдержавшись, ты хватаешь ее чуть повыше локтя и резко поднимаешь вверх.
Сзади нее стена, на которую девушка опирается. Тебе кажется, что Гермиона хочет уйти. Что-то едва заметное и мимолетное появляется в ее глазах и это заставляет тебя напрячься. Если она уйдет, ты опять останешься один.
Осторожно приблизившись, ты наклоняешься, желая прикоснуться губами к этому трепещущему рту. Но девушка отворачивается и тебе достается лишь мимолетное прикосновение к ее щеке.
На твоих губах появляется горькая усмешка. Вот то, что ты заслужил, Драко. Это именно то, что тебе доступно. Отказ, презрение и страх.
И какая-то животная ярость наполняет твою сущность. Почему? Почему ты должен мириться с тем малым, что получаешь? Ты хочешь большего и должен получить это любой ценой!!
Ты почти бежишь по холодным коридорам, все так же сжимая ее локоть и таща за собой. Конечно, эта дура пытается вырваться, кричит, но разве это так важно?! Кто ее услышит в этих подземельях, кроме пауков, да летучих мышей!
Ты с силой толкаешь ее в одну из комнат и закрываешь дверь изнутри на ключ, который быстро убираешь в карман. Теперь вы одни…
Медленно повернувшись, ты поедаешь девушку взглядом, зная, что сейчас они сверкают металлическим блеском, в них застыло яростное желание. И эта страсть пугает даже тебя самого…
Тяжело дыша, подходишь к ней, такой равнодушной к твоим чувствам.
— Чертова дрянь!
Жестокие слова словно хлыст заставляют ее сжаться от боли.
— Вечно прячешься за маской добродетели. А ведь на самом деле это не так…
Зачем, зачем говоришь это? Чего хочешь добиться? Почему причиняешь ей боль?
— Ты словно сделана изо льда, маленькая сучка.
Грубо, это было слишком грубо, и ты понимаешь это… Чувствуешь, как она сжимается и старается не смотреть тебе в глаза. И ты злишься еще сильнее!! Почему, почему она не смотрит мне в глаза, спрашиваешь ты? Потому что ты Драко Малфой, человек без чувства сострадания!
Она не сопротивляется, когда ты стискиваешь пальцами хрупкие плечи, не кричит, когда прижимаешь к стене и наваливаешься своим телом.
Горячие губы, словно огонь… Они манят к себе, но ты не можешь позволить себе поцеловать ее. Она никогда не будет твоей и ты знаешь это так же хорошо, как и то, что ей плевать на тебя!
И вновь яростное желание затмевает логику, выплескиваясь наружу грубыми словами и напряженными прикосновениями.
Почему она не кричит… Почему не плачем?! Скажи, скажи, чтобы она перестала быть куклой!! Скажи, чтобы перестала сводить тебя с ума!
— ХВАТИТ!!!
Ты в ярости отскакиваешь от девушки и с силой сжимаешь голову, в которой звучат тысяча голосов. Она смотрит на тебя с жалостью и это причиняет тебе еще большую боль. Ты чувствуешь ее? Конечно, чувствуешь…
— Хватит жалеть меня, грязнокровка!!
Но в ее глазах все так же мелькает жалость к тебе. К Драко Малфою!! Жалость к одному из Слизеринских отродьев, Упивающемуся смертью, убийце… Надо же…
И вновь ты оказываешься около нее, пальцы впиваются в нежные плечи, губы с силой сминают ее рот. Ты чувствуешь, как она напрягается. Ну почему она это делает!!
Слегка приподняв девушку, ты заставляешь ее обвить ногами свою талию, еще сильнее прижимая к стене. Чувствуешь, как бьется ее сердце? Ощущаешь, как она судорожно дышит, когда ты прикасаешься к ней или целуешь?
Ты животное, Драко, которое пугает ее. Она не кричит, потому что боится. Не вырывается, потому что знает, что ты все равно не отпустишь ее…
Но тебе плевать на это, ведь ты желаешь эту девушку.
Сжав ее руки, ты быстро расстегиваешь свои брюки. Затем поднимаешь вверх серую школьную юбку Гриффиндорки и резким движением срываешь с нее самые обычные белые хлопковые трусики. Никаких излишеств, ничего возбуждающего или притягивающего. Это причиняет ей боль, ты знаешь об этом, видишь в широко распахнутых глазах…
— Не надо…, — срывается с ее губ, но ты не слышишь.
Резким движением ты слегка приподнимаешь ее, а затем входишь в податливое тело.
Судорожный вздох превращается в крик боли, которая пронзает девичье тело. Она девственница!
Но тебе это сейчас не важно, главное, что ты теперь в ней. Ее плоть обвивает тебя, причиняя еще большие муки, нежели когда ты просто чувствовал похоть. Ты в ней и это делает тебя Богом. Ты в ней, и это делает тебя проклятым…
И словно забывшись в каком-то мучительном сне, ты несколько минут бездумно трахаешь это тело, такое дрожащее и напряженное. Горячие стенки влагалища обхватывают твою плоть с такой силой, что ты готов закричать от этой сладостной боли, которую чувствуешь, когда вновь и вновь вонзаешься в эту пленительную темноту.
Сильнее, быстрее, тебе не важно, что по бледным щекам текут слезы боли…
Сильнее, быстрее, ты стараешься лишь удовлетворить свое безумное желание, пытаешься избавиться от навязчивой идеи!!
Сильнее, быстрее, резче… И все же ты не можешь кончить. Где она, сладость победы?? Где то, чего ты так ждал?! Где то удовлетворение, которое ты ждешь?
И словно в ответ ты стискиваешь пальцами белую блузку и яростным движением разрываешь ее, не обращая внимания на падающие на пол пуговички или судорожный выдох девушки. Тебе все равно… Прочь лифчик, эти чертовы доспехи! Рука с наслаждением сжимает полушарие груди, а зубы словно вонзаются в розовый кончик с такой мучительной опустошенностью, что это вызывает новую волну ужаса.
Ты видишь, она смотрит на тебя… Ее взгляд такой испуганный и забитый, словно у загнанной в угол дичи. Ну сделай же что-нибудь, иначе она возненавидит тебя, Драко!!
Но ты не слышишь крика, не видишь ужаса, ты хочешь лишь удовлетворения собственной страсти. Хочешь хоть на минутку забыться, ведь ты получил то, о чем так долго мечтал… Теперь ты счастлив?
Яростный взрыв пронзил тебя с ног до головы, заставляя дрожать от той пылающей лавы удовольствия, которая растекается по жилам. Глаза закрылись сами собой и ты уткнулся девушке в шею, судорожно ловя разгоряченный воздух и ощущая, как пульсирует твоя плоть в ее теле…
Сколько прошло времени? Минута, десять, пол часа?? Ты все так же стоишь, боясь поднять голову и увидеть ненависть в карих глазах.
Ты все еще в ней… И ты вновь хочешь ее!
Медленно подняв голову, смотришь ей в глаза, в которых застыло облегчение.
Ты осторожно касаешься пальцами мокрой от слез щеки, затем сухих губ. Она все еще боится тебя и все так же хочет уйти, но не может. Она знает, что ты сильнее… Понимает, что не дашь ей убежать! Ты беспощаден, потому что в тебе живет зверь…
Медленно и осторожно твои губы касаются ее щеки, затем шеи, осторожно спускаются к груди. Тебе кажется, что она все еще чувствует боль, которую ты причинил ей. Ты хочешь исправить это? Но зачем?? Она все равно будет ненавидеть тебя, чертов придурок!!
Но твои губы с нежностью касаются мягкого соска, осторожно обводят его языком. Зубы осторожно покусывают, стараясь причинить не боль, а сладостную муку. Ты слышишь судорожный вздох и понимаешь, что она оттаивает. Это хорошо…
Твои руки с нежностью касаются изящной шеи, скользят ниже и ниже, спускаются туда, где находится средоточие ее женственности. Мягкие складочки, влажные от девственной крови и твоей спермы. И вновь ты заставляешь ее дрожать, только на этот раз от сладостного ощущения полета. Твои пальцы скользят по нежной плоти, ласкают ее, пробуждают от такого долгого сна. Девушка дрожит в твоих руках, разгорается все сильнее, словно огненное пламя.
В карих глазах застыло желание, и ты осторожно прикасаешься губами к уже влажным губам. Теперь она не отворачивается, потому что ждет твоих прикосновений. Теперь она не уйдет, ведь сейчас так зависит от тебя…
И вот ты начинаешь двигаться в ее теле, заставляя испытать жар страсти, которая терзала тебя так долго. Мучительно медленно и осторожно ты вновь и вновь входишь в эту плоть, заставляешь содрогаться от желания.
Маленькие ладошки обнимают тебя за шею. Лаская волосы, они невольно притягивают твою голову к себе.
Губы касаются ее рта, руки – ее тела. Ты, наконец, в ней. Нет, не так… Ты теперь с ней…
Влажный язык касается твоего языка и ты понимаешь, что ради этого момента готов умереть тысячу раз. Она откликнулась на твои прикосновения… Она не оттолкнула…
Сладость победы заставляет тебя быть решительнее, и ты пронзаешь ее плоть. Судорожные стоны срываются с нежных губ, глаза закрыты. Страсть захватила ее рассудок, унеся в мир наслаждений, которые можешь подарить ей только ты.
Это ведь именно то, чего ты так хотел, верно?…

***

И вновь холод отчаяния. Ты сидишь в кабинете, мрачно глядя на Золотую Троицу. Нет, ты смотришь именно на нее, на девушку с карими глазами.
Она смеется, улыбается, что-то шепчет Уизли на ухо.
Как же ты ненавидишь их всех!!!
И неожиданно ты понимаешь, что она знает о том, что ты смотришь на нее. Чувствует каждый раз, когда твой взгляд скользит по ней!
Но Гермиона не обернется в ответ и не подарит тебе улыбку. Ты не достоин… Ты не для нее! Она для Поттера или Уизли. Они же «хорошие», «добрые», «отзывчивые». Чертовы ублюдки!!
— Рон, ну перестань.
Она опять смеется, а ты с завистью смотришь на Уизли. Вот, значит, кого она любит. А ты всего лишь замена…
Урок закончен и ты быстро выходишь из класса. Тебя сжигают изнутри ревность и похоть, и ты не знаешь, что сильнее…
И ты понимаешь, что вновь хочешь ее, хочешь быть рядом, слышать звонкий смех и видеть улыбку. Почему она никогда не улыбается тебе? Потому что ты зверь!
И словно в отместку здравому смыслу, ты идешь в библиотеку, зная, что найдешь там ту, которой грезишь.
Твои руки вновь ласкают ее тело, а губы касаются нежного рта. Она не сопротивляется. Она больше никогда не сопротивляется, не кричит, не плачет! Потому что боится… И ты знаешь это, не так ли? В каком-то уголке разума ты осознаешь то, что все еще насилуешь эту девушку, даже если она и отдается тебе «по доброй воле».
— Ты лишь моя… Я никому не позволю прикасаться к тебе…
И вновь темнота затягивает тебя в бездну отчаяния. Ревность, боль, страсть, отчаяние, растоптанная гордость, одиночество… Драко, ты ведь одинок, слышишь?? Безумно одинок…
И она тоже это знает, смотрит на тебя своими карими глазами, в которых все так же ты видишь жалость. Но тебе все равно, пока ты можешь владеть этой податливой плотью, этими горячими губами и пылающими глазами. Она желает тебя и ты счастлив. Гермиона больше не сможет быть с другим, пока ты хочешь ее, и это делает тебя еще более эгоистичным и жестоким по отношению к ней.
— Почему…, — срывается с ее губ это проклятие, заставляющее тебя дрожать от мучительной боли.
Девушка сидит на полу, застегивая дрожащими руками белую блузку. Посмотри, она так беззащитна сейчас, так ранима…
И ты уходишь, не оглядываясь назад, словно боясь увидеть печаль и горечь.
— Почему, Драко!
И ты застываешь… Смешно, она назвала тебя по имени и мир не перевернулся. Все так же всходит солнце… Все так же бегут минуты… И ты все так же ненавидишь и хочешь эту чертовую Гриффиндорку… Это как проклятие, не считаешь ли??
Но ты не обернешься, не засмеешься ей в лицо, боясь, что нечто темное вырвется наружу и вновь начнется этот ужас. Кого ты хочешь защитить? Себя или ее??
Сжимая кулаки, ты вновь чувствуешь безумное желание и одиночество, от которого тебя спасает лишь это глупая грязнокровка. Странно, ведь ты никогда не думал, что будешь зависеть от кого-то настолько, что не сможешь спокойно спать, бродя во мраке ночи и грезя наяву.
— Почему? – срывается с твоих губ, и ты смеешься, стараясь проглотить застрявший в горле горький комок. – Потому что я зверь, моя ненаглядная грязнокровка…

***

P.S. Не судите меня строго, просто было такое настроение…
Рассказ писался под песню Tarkan — «Bu Gece»

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.