!!! Уважаемые посетители! Сайт сменил владельца. Меняется дизайн и восстанавливается контент. Все вопросы и пожелания отправляйте по адресу hp.fanfic@yahoo.com

Авторы: Korell, Мелания Кинешемцева Описание: История о том, как создавался знаменитый «Справочник чистой крови» и как появились «священные двадцать восемь». Иначе говоря, как зародилась идеология Темного Лорда и Пожирателей Смерти. Пролог Скучное начало скверной истории Тридцать семь — рубеж жизни. Точнее, один из нескольких, но важных, рубежей. Не то, чтобы это была старость, вовсе нет. И все же на душе появляется противн...

Глава 1 Неожиданная встреча. Годовалый ребёнок лежал на крыльце дома своих родственников, дяди и тёти. Он не знал, что его приговорили к жизни в роли домового эльфа, что его в этом доме его будут ненавидеть и обижать, что каждую ночь плача от боли или от голода он будет просить небо, что бы его забрали из этого ужасного дома. Но ему не долго оставалось пребывать в неведении… Три года спустя -Поттер, вставай, негодный мальчишка! – Вернон Дурсль...

Хогвартс-экспресс «Но вот уже захлопали двери в красном поезде, мутные очертания родителей кинулись вперёд, чтобы в последний раз поцеловать своих детей, дать им последние указания, и Альбус запрыгнул в вагон. Джинни закрыла за ним дверь. Студенты свешивались из окон. Огромное число лиц, в поезде и около поезда, и, казалось, все они смотрели на Гарри. — Почему они все смотрят? – требовательно спросил Альбус. Вместе с Роуз они вытягивали ...

ВНИМАНИЕ! Автор просит обратить внимание, что для полного понимания данного произведения нужно не только очень внимательно читать примечания, но и желательно хотя бы в общих чертах знать содержание некоторых других произведений, так как они упомянуты в этом фике. Оперы “Мадам Батерфляй или Чио-Чио-Сан”, “Борис Годунов”, “Хованщина”, “Евгений Онегин”, мультфильм “Остров сокровищ”, фильм “Семнадцать мгновений весны” и кое-что другое. Автор по во...

Глава 1 Глава 1 Друзья На платформе 9 ¾ как всегда полно народу, ведь сегодня 31 августа и молодые волшебники и волшебницы уезжают в Хогвартс, чтобы обучаться искусству магии у лучших учителей. Первокурсники жмутся к родителям, с опаской и недоверием поглядывая на остальных, более старшие студенты сбиваются в кучки и радостно приветствуют друг друга. У всех здесь и сейчас свои заботы и тревоги, поэтому происходит много интересных разговоров. Н...

Глава 1 Перед школой. Гермиона Грейнджер, была маглорожденной ведьмой, лучшей ученицей Хогвартса и просто хорошей подругой. Внешне девушка не отличалась красотой. Она была симпатичным существом с карими глазами. По плечам ее падали реки каштановых волос. Они были очень густые и волнистые, что вызывало немало проблем. -Герми, дочка, вставай, а то опоздаешь! — раздался ласковый голос из кухни. -Уже иду!- сонным голосом крикнула Гермиона. О...

Пролог. Прошло две недели после победы над Воландемортом, лето Гарри, Джинни, Рон и Гермиона проводили на площади Гриммо 12. Недавно им пришло письмо из Хогвартса о том, что они могут помочь продвижению процесса восстановления замка. Ребята сразу же отправили положительный ответ. А значит через неделю, им надо будет прибыть в замок. Рон помогал Джорджу с работой в магазине. Гарри и Джинни сидели на кухне, и пили кофе. Гермиона еще не спускалас...

Глава 1 Он близко. Слишком близко. Наверное, можно было бы услышать, как бьется его сердце — если бы так не оглушал сумасшедший стук ее собственного. — Ну что же ты? — тихо говорит он, проводя рукой по ее спине. — А что я? — глупо бормочет она, пытаясь унять предательскую дрожь в коленях, — я ничего… — Зачем ты себя мучаешь, глупая? — Я не знаю… — Лили! Вставай! — сказал мне кто-то в самое ухо. Я пробормотала нечто крайне неодобрительное и нак...

Закончился еще один тихий сентябрьский день. Хогвартс был укрыт закатными бликами. В Общей гостиной факультета Гриффиндор журчали смех и веселая болтовня. Гарри Поттер – Мальчик, Который Выжил и его лучший друг Рон Уизли заканчивали пятую партию в шахматы. — Шах и мат, — с удовольствием произнес Рон, переставляя фигуры. – Три-два в мою пользу. — Давай еще одну, — предложил Гарри, доставая из кармана проигранный галлеон....

AU Angst Drama Категория: джен, Рейтинг: R, Размер: Макси, Саммари: Лето после пятого курса. Пожиратели Смерти находят Гарри, брошенного в доме Дурслей, и приводят его к Волдеморту. Сможет ли Снейп преодолеть свою ненависть и спасти сына врага? Переведено на русский язык: tenar, Совёнок Пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп Жанр: AU/Angst/Drama Размер: Макси Статус: Закончен События: Летом, Особо жестокие сцены Саммари: Лето после пятого курса....

Справочник чистой крови

12.04.2017

***

Десерт прошел без особых происшествий: разве что Гектор Трэверс рассказал несколько родовых преданий. По его словам в прошлом у каждого рода был свой предмет-хранитель, которому придавалось почти мистическое значение. Самым необычным артефактом обладали Гонты, у которых было кольцо Кадма Певерелла, охранявшее границу между мирами живых и мертвых. Блэки, напротив, придавали особое значение родовому гобелену, изображавшему в виде живых портретов их генеалогическое древо. Гектор даже узнал, что новорожденных Блэков посвящают в род специальным обрядом, который позволяет появиться на гобелене еще одному движущемуся портрету.
— Меня смущает только девиз Блэков, — Гораций Слагхорн все еще испуганно поглядывал на входную дверь. — «Всегда чисты» — я еще понимаю. Но почему «Быть Блэком — быть королем»?
— Этому тоже есть объяснение, — охотно кивнул Гектор. — У Блэков существует предание, будто их род связан с Черным Принцем Эдуардом. Если так, то Блэки в самом деле Плантагенеты.
— Боюсь, все это на уровне преданий, — сказала миссис Кэрроу. Ее муж, оправившись, видимо, от потрясения, изучал причудливый узор скатерти. Гектор не сдержал улыбку: Иллария, как урожденная Малфой, не могла вынести превосходства Блэков.
— Однако гобелен у них есть, — мягко ответила Луиза. — А вот какова семейная реликвия, допустим, Поттеров? Все-таки они потомки Игнотуса Певерелла… Неужели у них вправду хранится та самая мантия-невидимка?
— Тогда Бузинная палочка должна хранится у Дамблдоров, мистер Трэверс? — почтительно добавил Полидор. — Если они потомки Антиоха Певерелла…
— Во что я все-таки не верю, — поморщился Нотт. — Разве что бастарды.
— Бузинная палочка была утрачена еще самим Антиохом, — возразил Гектор. — Так что естественно, если она не хранится в семье его потомков. А у Поттеров — да, мантия-невидимка. Забавно: символ семьи храбрых гриффиндорцев — знак трусости и хитрости. Ведь младший Певерелл всю жизнь прятался от смерти, если верить легенде.
Луиза улыбнулась гостям. Затем, вызвав эльфийку, негромко упрекнула её, что заварка кончается, и велела налить еще.
— Пойду сама прослежу, сколько ты наливаешь. Кажется, у тебя начало портиться зрение: чайник был полон едва наполовину.
Когда миссис Нотт вернулась, то оказалось, что чая уже никто не хотел, однако она все заставила выпить чашку Гектора Кэрроу, после чего тот стал явственно клевать носом. Гораций хитро улыбнулся в усы: он сам научил кузину разбираться в зельях, что впоследствии, когда она стала замужней дамой, очень ей пригодилось. Разумеется, она могла подобрать снотворное без вкуса и запаха, действующее долго и не оставляющее особенных последствий, чтобы избавить подругу от возможного скандала с мужем.
Иллария, взглянув на засыпающего мужа, застенчиво покраснела.
— Пожалуй, нам пора. Спасибо, Луиза, все было прекрасно. А за безобразную выходку Ликаона я еще раз прошу прощения.
— Что вы, дорогая, вас никто не винит, — хозяйка грустно улыбнулась.
Гектора Кэрроу осторожно вывели под руки хозяин и сын. В таком состоянии он едва ли смог бы аппарировать, так что Нотт предложил гостям собственный экипаж. В связи с модными веяниями магглов, почти отказавшихся от лошадей и перемещавшихся на каких-то уродливых устройствах, на экипаж Ноттов были наложены чары невидимости. Проводив их, Нотты и Трэверс вернулись в дом.
— Где продолжим обсуждение: в биллиардной или библиотеке? — широко улыбнулся Кантанкерус.
— В библиотеке, — ответил Гектор с видом знатока. — Там лучше освещение.
— Пожалуй, соглашусь, — поддержал его Гораций. — Освещение нам не помешает.
— Тогда следуйте вниз, — ласково добавила Луиза. — Шарки понесет вам хороший чай. В ее глазах мелькал печальный огонек: миссис Нотт, видимо, огорчил досрочный отъезд подруги.
Библиотека в доме Ноттов была уютным помещением. Большинство книг и манускриптов хранились в большой комнате с деревянной обивкой. Рядом была пристроена маленькая комнатка, напоминавшая уютный холл. Сбоку горел небольшой камин, над которым висела движущаяся картина весеннего леса. Напротив стоял черный столик с чернильницей и четыре кресла: хозяева с удовольствием не только читали, но и отдыхали библиотечном кабинете. Гектор, не долго думая, сел за столик. Гораций и Кантанкерус удобно устроились в мягких креслах. Вбежавшая эльфийка Шарки зажгла две снизки свечей.
— Я рад, джентльмены, что выходка молодого мистера Кэрроу не испортила нам настроение, — улыбнулся Нотт. Откинувшись к кресле, он с наслаждением прикрыл глаза и вытянул вперед ноги.
— Детство, — задумчиво протянул Трэверс, разложив перед собой пергамент.
— Главное, чтобы наш оболтус не наворотил дел, — потер пухлые руки Гораций. — Я был бы весьма огорчен, если бы меня лишили уютного кресла… И чашки чая! — многозначительно изрек он, когда молоденькая домовушка поставила чайник и чашки.
— О, не беспокойтесь, дорогой кузен, — лениво откликнулся Нотт. — Такой человек, как Ликаон, не достигнет в нашем мире ничего. Если, конечно, не поумнеет и не перейдет под руководство нашего друга, — подмигнул он Трэверсу. — Хотя я рад, что мой Мервин не таков. Да ведь и из меня, смею надеяться, отец получше, чем из нашего дорогого друга.
— Мы живем не в век великих магов — мы живем в век скопидомов, умеющих копить козыри и играть по малой, — тихо сказал Гораций.
— Не Бонапарт, а прусские короли, — кивнул Гектор. — Однако, джентльмены, вопрос серьезный, — понизил он голос. — За столом мы могли спокойно болтать о родах и преданиях. Но если мы решим создать книгу, — посмотрел он на прибитый к стене тяжелый факел, — мы сможем опубликовать далеко не все.
— Неужто и мертвецы могут представлять угрозу? — поднял брови Кантанкерус. Слагхорн ничего не ответил, но его лукавый блеск в глазах выдавал страшную заинтересованность в происходящем. Сейчас он напоминал ребенка, который, увидев новую игрушку вроде дорогого парусника, начинает тонко канючить, прекрасно понимая, что вопрос о ее покупке давно решен.
— Конечно, — Гектор подвинул белую чашку с рисунком движущейся красной розы. — Вот, например, у Блэков есть предание, что они происходят от Черного Принца. Возможно, это так, но стоит ли такое публиковать? Арктурус и Лисандра возомнят о себе невесть что и… потребуют особых прав.
— Станут просто невыносимыми, — кивнул Слагхорн. Эльфийка как раз принесла ему темно-зеленый пуфик, и он с удовольствием закинул на него ноги.
— Обезьянолюдям типа Поттера там тоже делать нечего, — усмехнулся Кантанкерус, с наслаждением пригубив жасминовый чай. — Публике не зачем знать, что подобные деградировавшие существа, предавшие кровь, — скривился он, — происходят от самого Игнотуса Певерелла.
— Интересно, Дональд еще умеет разговаривать или только издает нечленораздельные звуки? — спросил Гектор с напускной серьезностью.
Слагхорн не сдержал смешок и весело потер руки.
— Ладно, Гектор, вернемся к нашему Справочнику, — лениво откликнулся Нотт. — Какие фамилии вы предлагаете туда внести? Разумеется, Гонты, Блэки, Слагхорны…
— И Нотты, конечно, — улыбнулся Гораций. — Такое уважаемое семейство достойно быть в числе избранных. Как, конечно, и род Монтегю.
— И род Шафиков, — елейно улыбнулся Кантанкерус. Оба рассмеялись, довольные взаимной любезностью: Луиза была урожденная Монтегю, а её мать, как и мать Слагхорна, происходила из семейства Шафиков.
— И конечно, мы забыли самое главное, — глаза Гораций сощурились, как у блаженствующего кота. — Трэверсы! Почтеннейшее семейство магической Британии.
Оба джентльмена зааплодировали другу, тот слегка опустил глаза, изображая смущение.
— Полно, полно, — наконец остановил Гораций их одновременно скромно и важно. — Совершенно не стоит. Мы всего лишь стараемся вести себя достойно предков. Другой вопрос волнует меня, друзья, — он слегка подался вперед. — Можем ли мы считать потомков братьев Певереллов — за исключением Гонтов, тут вопросов нет — по-настоящему чистокровными?
— Дамблдоров, конечно, нельзя, — ответил Кантанкерус довольно резко. — Я даже не беру во внимание, что ни Альбуса, ни Аберфорта нельзя назвать джентльменами. Но их отец женился на магглорожденной. Следовательно, они — полукровки, и если и обзаведутся потомством, их детей можно будет отнести к чистокровным лишь очень условно… Истинные чистокровные подобные натяжки презирают.
— Итак, друзья, начну с норманов, — Гектор сделал какую-то пометку на пергаменте. — Тут все просто: Лестрейнджи, Малфои, Эйвери, Краучи, Булстроуды, Гринграссы, Мальсиберы, Мелифлуа, Гойлы, Розье, Нотты, Монтегю, Кэрроу… Ну и ваш покойный слуга, — развел Гектор руками.
— Возражений нет… — Кантанкерус наконец-то набил трубку табаком и выпустил кольцо дыма.
— А мне? — возмутился Трэверс, глядя с веселой завистью на темно-коричневую трубку друга. Его взгляд упал на темно-коричневую тумбочку с подсвечником в виде героя, ведущего под узды крылатого коня. «Беллерофонт», — подумал Гектор. Кантанкерус ужасно гордился этим подсвечником. Три года назад он привез из его Ираклиона, и с тех пор уверял приятелей, что подсвечник был отлит едва ли не античные времена.
— Сейчас вам принесет индийскую трубочку ваш почитатель. Скорк! — весело поднял палец Нотт.
— И «Корабельный», — мечтательно протянул Гектор. — Вот с англосаксами сложнее. Поттеры, Дамблдоры, Слагхорны, Пруэтты, Кэрроу, Лонгботтомы, Уркварты, Диггори, Сэлвины… Да, есть еще Олливандеры… Тоже представители англосаксонской знати. Утверждают, что ведут свой род с четвертого века до Рождества Христова.
— Какого-какого века? — оживился Слагхорн. — Такого века для Британии можно сказать не было!
— Но вот утверждают… Разве что они Александру Македонскому палочки продавали… — пожал плечами Трэверс, рассматривая спинку кресла.
— Хорошо не Рамзесу Второму, — важно пыхнул трубкой Нотт.
— Тут, наверное, коммерческие интересы, — Гектор едва подавил смешок. — Но ладно, не будем обижать мастера волшебных палочек. Запишем Олливандеров в англосаксы.
— Только про Македонского не пишете. Засмеют ведь… — вполне серьезно сказал Гораций.
— Македонский… Македонский… Насмешили дружище… — весело проурчал Канатанкерус. — Вот ведь умеете!
— Поттеров мы решили не брать, — продолжал Гектор. — Остаются Дамблдоры… Да, Дамблдоры…
— Минуточку, друзья! — поднял Гораций пухлый палец. — Мы боимся писать о Блэках, но не боимся открыто сказать, что Гонты от Слизерина! Кое-кто, — понизил он голос, — до сих пор считает, что Салазар был даже не король, а императором чистокровных!
— Только империи у него не было, — засмеялся Нотт, откинувшись на белую спинку кресла.
— Так считают разве что сами Гонты, — Гектор, наконец, набил трубку и с наслаждением вдохнул табачного дыма. — Но они давно безвредны, в то время как Дамблдор… — многозначительно посмотрел он на друзей.
— Эх, и попляшет Альбус, увидев, что потомки Кадма в книге есть, а Антиоха нет! — Кантанкерус уже не сдержал хохот.
— Да полно, — отмахнулся Гораций. — Знает ли Альбус, что он потомок какого-то там Антиоха? Мы ведь с ним в детстве были приятелями… Он всегда смеялся над почитателями чистой крови. Не удивлюсь, если и Ликаону внушил такие сумасбродные взгляды тоже он. Когда-то в библиотеке я слышал, как он доказывал маленькому Финеасу, что знатные предки и родовые реликвии ничего не значат.
— Есть еще одно «но»… — замялся Гектор. — Не стоит, пожалуй, чтобы все выглядело так очевидно… Что кто-то с кем-то свел счеты… — поводил он неуверенно рукой. — Предлагаю взять некоторых предателей крови, чтобы всякой швали… — брезгливо скривился он, — нечем было крыть.
— Пожалуй… — Гораций покачал головой, словно размышлял над предложением. Его взгляд остановился на стоящих поодаль старинных волшебных шахматах. В отличие от большинства комплектов у Ноттов фигурки были не белые и черные, а красные и белые, что придавало им особый шарм. Рядом горела маленькая свеча, то освещая, то опуская в тьму пожилого белого короля.
— Можно вот взять, например, Уизли и Пруэттов, — поддержал приятеля Гектор. — У последних в роду были магглокрвки… Но не страшно…
— А я бы взял еще и несколько нуворишей, — рассмеялся Нотт, рассматривая потухшую трубку. — Всяких Роули-Фоули и Флинтов… Пусть-ка газетчики погрызутся, как они там оказались!
— Крейвудов только не берите, — скривился Слагхорн.
Гектор хохотнул в кулак. Кантанкерус посмотрел на него и тоже усмехнулся «улыбкой пирата», как называли ее друзья.
— Старые обиды не прощаются? — рассмеялся хозяин. Трэверс, не выдержав, вынул из рта трубку.
— Итальянцы говоря: «Дурак мстит сразу, а трус не мстит никогда», — важно пошевелил шеей Гораций. — А итальянцы — народ мудрый.
— А Принцев? — неожиданно мягко спросил Нотт. — Может, все-таки взять?
— Смешно, — отмахнулся Гектор. — Самые подлые из нуворишей. Основателя рода, наверное, еще помнят хотя бы из рассказов: как он женился на уродливой и слабоумной девице ради приданого и положения в свете, как засек до смерти воспитанника и довел дочь до самоубийства… Они вечно вляпываются в грандиознейшие скандалы. Нет-нет.
Комната между тем наполнялась удушливым дымом.
— Я все же понимаю, джентльмены, — вздохнул Гораций, поморщившись. — Неужели это настолько приятно?
— Вам не понять, старина, — усмехнулся Нотт.
— Мы с вами одногодки Кантанкерус. Так что — от старины слышу, — весело ответил зельевар, глядя, как Гектор, оторвавшись, наконец, от трубки, отпил чай.
— Видите ли, дорогой друг… Каждый курильщик мечтает повторить вкус первой затяжки, — заметил Трэверс. — Это совершенно невероятное ощущение блаженства: все невзгоды позади, ваше тело оторвалось от земли и полетело в какую-то счастливую звездную даль… Беда в том, что повторить до конца счастье первых затяжек мы никогда этого не сможем…
— Как и счастье первой любви, — вздохнул Гораций.
— Однако, джентльмены… — неожиданно сказал Кантанкерус, глядя на часы в виде грифона, — половина первого ночи! Предлагаю перенести обсуждение на другой раз.
— И правда… Неужели вы до сих не можете пропустить супружеский долг? — шутливо погрозил пальцем Гектор.
— Дружище, недалек тот день, когда вы сами все познаете с миссис Трэверс. Точнее, Клеметиной Трэверс, — обнажил он зубы.
— Это все ваши фантазии, — Гектор потупился и недовольно засопел. Слагхорн встал и поправил позолоченные пуговицы фрака.
— Предлагаю субботу, — неожиданно кивнул Нотт. — Может, посидим на природе?
— Хорошая идея, — улыбнулся Гораций. — Мужской пикник и заодно мальчишник Гектору… Не краснейте, друг мой: самое время его провести! Да, друзья: пищу для желудка я беру для себя, а пищи для ума жду от вас.
— Решено, — кивнул Гектор. — Представлю вам в субботу полный список.

Примечание:
В главе частично использована классификация магических родов, разработанная пользователем Готлиб. Авторы выражают признательность.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.